Ранавир
Название: Бантик Великолепный
Автор: скрыт
Жанр: рассказ, юмор, детектив
Использованная заявка: вдохновлено пунктами 3 и 10, однако не соответствует им в полной мере
Рейтинг: G

Вопрос «Кем хочешь стать в будущем?» был и остаётся самым непопулярным среди ребятни. Ведь это будущее настанет ещё не скоро, а впереди есть много лет, в течение которых незачем забивать голову, зато можно вволю носиться по улицам, купать ноги в фонтане и перекидываться на уроках записками.
Однако взрослые отчего-то сильно любят этот вопрос и задают его при каждом неподходящем случае. Особенно часто срывается он с губ учителей.
— Генералом буду!
— А я молочником!
— А я танцевать хочу!
— А я стану каменщиком. Я во дворе всех в кидании камешков побеждаю!
«Очевидно, ответы представляют для взрослых важность», — маленький Брант в очередной раз подтверждает свою догадку, когда видит то улыбку на лице учительницы, то досадливо закушенную губу. Когда же до него самого доходит очередь, он с гордостью произносит:
— А я буду сыфиком!
— Кем?! — Увы, только домашние понимают слова Бранта, в число коих учительница не входит. — Сычиком, ты сказал?!
— Нет, не сысиком, а сыфиком! Как дедуска.
Дедушка Бранта — самый настоящий сыщик. Со всей округи стекаются к нему посетители, и за день их бывает немало. Это со стороны кажется, что ничего в Изумрудном городе не случается, и что сыщикам в нём нет работы. Но Брант знает, как часто случаются пропажи, и, тьфу-тьфу, кто-то нечестный чужое берёт, и под окнами могут болтаться и стучать в двери подозрительные незнакомцы. Кто же разберётся со всем этим? Конечно, сыщик! Такой, как дедушка Бронд. Очень хочется Бранту сделаться его помощникам, а может, кто знает, и самому разгадывать самые сложные тайны. Но только какой же из него сыщик, в самом-то деле?
«Уже восемь лет! А до сих пор говорю, как ребёнок! — негодует про себя Брант. — Да даже пятилетнего Тиба понимают лучше, чем меня! Вот его-то дедушка помощником сделает, а я… А я?.. Не сыщик, а посмешище!»
В школе каждый ответ Бранта неизменно сопровождается смехом. Вот и сейчас. Даже учительница закусывает губу, чтобы не выдать улыбку.
Брант садится на место, обещая себе, что больше ни слова сегодня не скажет, как бы его ни просили.

***

Однако, подойдя к дому, о своём обещании он забывает. Да и как иначе? Столько интересного видел Брант по пути: и птиц из Розовой страны, и старика с полной фруктов тележкой, и бывших соседей; слышал шум со стороны главных ворот, и где-то ругались дети, а милая девочка Уна подарила ему цветок. Обо всём этом хотелось немедленно рассказать дедушке, маме с папой, Тибу, кошке, что грела бока на крыльце, и гостям, если они есть.
— Дедуска! — крикнул Брант с порога. — Дедуска, я такое тебе ассказу!..
Но дедушка оказался занят.
— Погоди, Брантик. Не до тебя сейчас. У молочницы Мины беда: потеряла ключ от очков, а где — даже ума не приложу.
Брант понимающе вздохнул. Конечно, потеря ключа — дело досадное, а если уж и сам дедушка над ним голову ломает — так ещё и сложное вдвойне.

С того момента, как дедушка скрылся в кабинете, а Брант принялся за домашние обязанности, прошло не так уж много времени, но мальчику казалось, что целая вечность.
Ему нестерпимо хотелось поучаствовать в дедушкиной работе, поделиться с ним мыслями и идеями, хотелось помочь тёте Мине, каждое утро приносившей им молоко. И уж никак не входило в его желания убирать за братом игрушки и выписывать прописи в тетради. Брант ждал, что дедушка вот-вот его позовёт, усадит на табуретку в углу и расскажет про очередное раскрытое дело. Но дедушка всё не звал…
«А всему виной трижды проклятый ящик!.». — в сердцах возмутился Брант.

Волшебный телевизор, когда-то подаренный Страшиле Трижды Премудрому волшебницей Стеллой давно был передан КОПу — коллегии Особого Поиска, как именовалась гильдия сыщиков. Каждую неделю дуболомы переносили телевизор от одного дежурного к другому, где за плотно закрытыми дверьми кабинета закипала наисложнейшая работа. Но, увы, как ни любопытно было домашним взглянуть на волшебный экран, к телевизору никто их не подпускал. Особенно детей. За этим следил толстый и усатый начальник сыщиков господин Клорп, каждый день заходящий в гости к дежурным.
«Если толстый и усатый прознает, что дедушка разрешает мне с Тибом бывать в кабинете, будет гроза! Нет, даже хуже: на дедушку нажалуются самому Страшиле! Но… если дедушка не возражает, может, я загляну? Только на минутку? Только одним глазком?»
Как ни силён был страх за дедушкину работу, любопытство всё ж таки пересилило. Брант на цыпочках подошёл к дверям, прислушался: нет ли Клорпа? — постучал. Ответа не было.
«Если дедушка не отвечает — не надо ему мешать, — раздумывал Брант. — Но, если он сильно занят, надо бы помочь».
Решено!
Брант толкнул дверь и застыл на пороге: дедушки в комнате не было, но, самое странное, телевизор был включен! В такую удачу трудно было поверить, но, трижды ущипнув себя и дважды моргнув, Брант потрясённо уставился на светящийся экран.
Сколько раз он безуспешно пытался его включить! Сколько коверкал язык, пытаясь выдать эти самые «Бирелья-турелья, буридакль-фуридакль»! Телевизор не подчинялся. И вот…
— Ну, миленький, тепель я с тобой полаботаю.
Брант уселся в дедушкино кресло, бегло оглядел стол и нашёл записку о пропавших очках Мины.
— Хм, — Брант сосредоточенно потёр бровь, копируя дедушкин жест. — Итак. Дедуска выяснил, де была тётя Мина всела и сеодня. Навеное, дуболомы повтояют её путь. Холосо. Но сто если…
Бранта поразила неожиданная догадка. Что если проще не искать во всех тех местах, где тётя Мина могла потерять ключ (мест-то немало!), а точно выяснить, где он сейчас! Даже странно, что дедушка до этого не догадался.
— Ясик, ясик, будь добенький, показы мне клюсь тёти Мины.
Экран мигнул, и это Брант счёл за признак недоумения.
— И ты не понимаес, да? Клюсь показы мне. Клюсь тёти Мины. Ну клюсь! Клюсь… Клюфь! — наконец получилось у него.
На этот раз телевизор всё же исполнил просьбу: на полный экран высветился загнутый вниз орлиный клюв.
— Да нет зе! Не клюф, а клюфь! Клюфь тёти Мины!
Изображение сменилось, и Брант удивлённо пискнул, помянув заодно Гуррикапа, Стеллу, Страшилу, телевизор и молочницу Мину. Бронзовый клюв, закреплённый на кружевной чёрной ленте, озадачил его и смутил. «Что же ты, миленький ящик, тоже смеёшься надо мной, что ли? — с обидой подумал Брант. — Мало мне в школе насмешек!»
— Клюфь от осков! — нетерпеливо пояснил он. — Оски, понимаес? Оски… ну… Оски на гласах!
То ли телевизор начал понимать слова Бранта, то ли у мальчика всё же получилось произнести звуки правильно, но на экране действительно изобразились зелёные очки. Брант удовлетворённо потёр руки.
— Холосо. Дасе. Показы оски тёти Мины.
На этот раз телевизор безропотно выполнил его просьбу: на экране появилась и сама тётя Мина, спешащая куда-то с бидоном в руке.
— Холосо. Тепель…
Брант задумался: как же заставить телевизор показать сам ключ?
— Итак. Оски есть. А клюфь от них? Нет, стоп! Не надо мне клюф. Клюфь… как зе? А! Деталы!
Как оказалось, Детал в Волшебной стране много. В одной только Розовой Деталами звали пятерых Болтуний, семерых маленьких Болтушек, двух мальчиков и даже одного дедушку.
— Ну нет зе! Ясик, ты сего смеёсся? Я з похолосому, — вновь насупился Брант. — Деталы от осков. Линсы, опава, клюфь… ну, понимаес?
Телевизор понял и показал запрошенное по порядку.
— Холосо! А тепель тозе самое от осков тёти Мины!
И вновь телевизор показал. Сначала зелёные линзы на глазах Мины, потом крупным планом оправу, а потом, видимо, ключ. Правда, сам-то ключ Брант толком не увидел, только на миг мелькнула на экране бородка и вновь скрылась в чём-то тёмном. Брант даже носом вжался в экран — так сильно старался он разглядеть подробности.
— Ясик, добенький ясик, а показы покупее.
Ящик мигнул — не понял запроса.
— Ясик… Ну… Ге клюсь? Нет-нет, стоп! Де сейсас деталы? Тьфу! Де линсы? Де опава? Де клюсь?
Телевизор вновь показал молочницу Мину, подходящую к дому через улицу от дома Бранта.
— А клюсь? Клюсь де? Ясисек!
Вновь показалась бородка ключа, а затем и он сам целиком, лежащий на чьей-то небольшой ладошке. Увы, владельца её Брант не видел, зато понял, что ключ держит ребёнок. А ещё?.. Что это? Как будто капли.
— Показы купее клюсь, — попросил Брант и тут же поправил себя. — Увелись, позалуста, милый ясик.
Действительно, на ладошке виднелась под ключом лужица. Белая… Молоко!
— Ясисек! — обрадовано воскликнул мальчик. — Ясисек, милый, я догадася! Догадася!
Брант тётю Мину знал, и в том, что рассеянностью та не отличается, был уверен. Это тётя Флина или баба Овела могут забыть, что куда положили, а потом искать с дуболомами. А тётя Мина — нет. И если её ключ пропал, то должно было произойти что-то чрезвычайное. И ещё деталь: молочная лужа — это важно, это не просто так. Ну конечно!
Ключ мог выскользнуть из кармана, когда тётя Мина разливала по бидонам молоко. Выскользнул и упал в бидон. Так, когда ключ пропал? Брант сверился с дедушкиными записями. Вчера вечером тётя Мина хватилась его. А упал в бидон он, значит, вчера утром. Молоко она разнесла по адресам. По каким? Брант снова взглянул на записи. Ага, десять домов за вчерашний день. Итак, круг поисков уже сужен. А так как за день молоко выпили и нашли на дне бидона ключ, то, значит, либо сегодня, либо завтра его отдадут самой Мине. Кстати, а что та сейчас делает?
— Ясик, ясик добенький, показы мне тётю Мину, позалуста, — старательно попросил Брант, и ящик выполнил его просьбу.
Тётя Мина быстро шагала по улице. Бидона в её руке не было, а из сжатого кулака торчал… ключ!
— Улааа! Я сплавился! — закричал Брант и тут же услышал за спиной шаги.
— Дедуска! — Брант сиял от гордости за себя и свою догадку. — Я знаю! Насёлся клюсь! Тётя Мина улонила его в бидон, отнесла в Дом с Коньками на Лисей улисе, там его насли и достали. А сеодня тётя Мина вновь понесла им молоко, и ей венули клюсь. Она уже спесит к нам, к тебе, то есть, стобы сказать, что клюсь найден. Вот!
— Неужели? — дедушка Бронд нахмурился. То ли он был рассержен, что Брант без спроса воспользовался телевизором, то ли не поверил, что внук справился с тем, с чем не смог разобраться он сам. Но именно в эту минуту послышался стук в дверь, и с улицы раздался зычный голос молочницы Мины: «Бронд! Простите, что отняла у вас столько времени! Нашёлся мой ключик! Оказывается я сама, растяпа, в бидон его уронила. Простите, Бронд!»
Брант приосанился, вскинул голову и важно потёр бровь.
— Вот видис, дедуска?
— Молодец… — Бронд был удивлен. — Как же ты догадался, Брантик?
— А вот… Просто я Бантик Великолепный!
Брант замер, ожидая похвалы деда. Но испуганно сжался, когда увидел, что за широкой дедовой спиной стоит толстый и усатый Клорп.
— Пластите, — залепетал Брант. — Не угайте дедуску, я сам без спосу сунулся. Дедуска не знал.
Однако вместо ругани толстый и усатый расплылся в широкой улыбке:
— Молодец, Бантик! — он повернулся к Бронду. — Хоосую смену астишь, Бонд.

@темы: Окей, гугл!, конкурс