Ранавир
Название: Новый ящик Стеллы
Автор: скрыт
Жанр: исследовательское эссе, рассказ
Использованная заявка: 2, 11 (применительно к старому ящику)
Рейтинг: PG
Каноны: А. М. Волков
Предупреждения: большое количество научных терминов, нарушение высших правил этикета в событиях повествования

Как-то в славном городе Изумрудном власть захватил Урфин Джюс. Правил он жестоко, не гнушаясь подкупом и обманом. Были у него, разумеется, и друзья, и вороги. И вот одним из ворогов его стал Тим из рода О`Келли. Он на зов Страшилы и Дровосека Железного явился, дабы спасти Волшебную страну.
И вот пришёл роковой час, и Тим в шапке-невидимке вторгнулся в захваченный замок Изумрудного города, намереваясь убить Джюса. Тим увидел ящик Стеллы; его мальчишеский ум оценил вес ящика, как могущий нанести Урфину травму, приведя к летальному исходу. И вот Тим ударил оного нижней гранью схваченного предмета. Урфин, на удивление Тима, сознание не потерял, но от боли схватился за голову и закричал. Тим поставил ящик на место и убежал: цель Тима не была достигнута. Что же произошло с ящиком, пока рассказчик описывал нам дальнейшие события мира людского?
Сначала надо описать работу сего аппарата, какое оно было до вторжения Урфина в замок-столицу Волшебной Страны. Рассказчик истории славного края нам уже дал некоторые подробности, такие как внешний вид, заклинание-код включения и его аналог для выключения. Также известно, что ящик не был способен передавать запах, погоду и многие другие особенности. И ещё нам было известно, что ящик показывал только видимый свет, то есть лучи света с длиной волны от 380 до 760 нанометров.
Так вот, я дам вам сравнительное описание работы волшебного ящика Стеллы до и после попытки Тима убить Урфина Джюса. До этого события работал сей аппарат так:
Включение выполнялось с помощью заклинания-кода. Код включения звучал так: «Бирелья-турелья, буридакль-фуридакль, край неба алеет, трава зеленеет. Ящик, ящик, будь добренький, покажи мне…». Выключение же требовало обращения. А текст обращения был таким: «Ящик, миленький, кончай, благодарность принимай!». Изображение было у ящика цветное, но без чётких оттенков. Диапазон света был оптический, то есть с длиной волн 380–760 нанометров. Потеря яркости по сравнению с «оригиналом» составляла от трёх до пяти процентов. Чёткость же соответствовала чёткости видения сквозь туман, вбирающий всю воздушную влагу между наблюдаемым и наблюдателем, сжатый в расстояние около пяти метров. Озвучка при этом присутствовала. Частоты звука имели нижнюю границу в 25–30 герц (герц — это одно колебание в секунду) и верхнюю, в пятнадцать тысяч герц. Но, к сожалению, чёткость звука была малая, с потерей вполовину; бывало и больше. При этом громкость была малая, до 40–45 дБ, что при шумной обстановке могло портить нервы внимательно вслушивающемуся пользователю. Частота дискретизации была постоянной, на уровне 35 тысяч герц. Кстати, даже своим друзьям Стелла не сообщала заклинание для появления панели, так как эта панель была служебной; только сама вечно юная чародейка могла правильно всё сделать.
После покушения Тима на Урфина Джюса в ящике произошли некоторые изменения работы. Из-за удара одни детали разболтались, другие слегка сплющились, а третьи вообще сместились. В итоге вышло, что работать аппарат стал таким образом: включение осталось то же, но заклинание стало таким: «Буреля-дуреля, бредакљ-пуритакљ, край неба светлеет, трава зеленеет. О ящик, будь добрым, покажи мне…» И выключение претерпело изменения, так как текст обращения стал «О мил мой ящик, кончай, да благодарность принимай». Кстати, на то, чтобы найти новые действующие заклинания, сам знаменитый Лестар потратил девять с половиною часов. Также аппарат перестал замечать невнятную речь; так что для работы с ящиком Стеллы стало требоваться чёткое произношение.
Изображение стало чётче, с передачей оттенков. Диапазон света стал нестабильным: днём оптический (350–750 нм), ночью инфракрасный (700–2000 нм, или 0,7–2 мкм) и ультрафиолетовый, если в окружении происходила резкая смена энергий природы (весной и осенью происходит смена вектора; в первом случае — энергии роста и развития, во втором же — засыпания и увядания). Потеря яркости ночью имела отрицательные значения (минус пять или минус семь процентов, то есть белёсость), а днём от плюс пяти до плюс пятнадцати. Чёткость выросла до максимума (то есть можно на дереве, на заднем плане, посчитать листья и ветви) и утратила полностью зависимость от расстояния предмет-точка взгляда. Озвучка: немного улучшилось качество за счёт частот звука (нижняя граница опустилась до двадцати-тридцати герц, а верхняя поднялась до 22,5 кГц), чёткости (потери стали лишь около четверти). Появилась саморегуляция звука (в тишине малая до 35 децибелов, а в шуме возрастает до 80 дБ). При этом частота дискретизации поднялась только до сорока тысяч герц.
Вот с такими изменёнными качествами волшебный ящик работал на удовлетворительном уровне довольно долго: лишь когда гости с другой планеты (арзаки), усыпив своих поработителей-менвитов, уже собирались в обратную дорогу, ящик начал понемногу барахлить. Как ни трудились умельцы Волшебного края над тем, чтобы вернуть качество, но оно в лучшем случае повышалось до второго или третьего последующего использования. Потому волшебницам и пришлось вместе с мастерами создать несколько пар очков, позволяющие смотреть изображение ящика Стеллы в оптическом, ультрафиолете и инфракрасном диапазонах. Страшила и Дровосек не стали протестовать против перемен, смирившись с ними.
Проходили годы в Большом Мире, и ящик понемногу старел. Стекло из матового стало блестящим, а качество работы неуклонно и медленно падало почти с каждым месяцем. Но создать новый, такой же ящик, было значительно труднее, чем поддерживать работу старого. Так худо-бедно правители Волшебного края и использовали аппарат. Впрочем, Виллина и Стелла стали тесно сотрудничать для того, чтобы разобраться в устройстве ящика. В их сердцах крепко засело желание создать новый ящик взамен старого. Шли дни и недели, жизнь шла с обычной скоростью, замедлившейся после возвращения Энни с её друзьями домой…
Однажды, рано вечером, Виллина шла между гор в своём краю, восстанавливая свои силы. Вдруг её пристальный взгляд устремился на какую-то пещерку в скале близ пропасти. Северная волшебница улыбнулась и пошла туда. Перелететь ей через пропасть было нетрудно; и вот она приблизилась к этой пещере. Почувствовав мощный поток магической силы, она на всякий случай нейтрализовала его и зашла внутрь.
Пещера выглядела, как полусумрачный туннель; однако, в конце его был свет. Виллина пошла по туннелю. Она, оказавшись в более-менее безопасной обстановке, задумалась об аппарате своей коллеги — как бы сделать новый, чтобы не морочиться с очками и прочими прибамбасами? Внезапно кто-то выбежал навстречу Виллине, тем самым рассеяв её задумчивость; она слегка испугалась от неожиданности.
— Кто ты? — спросила Виллина.
Незнакомец (или незнакомка?), не представившись, преградил ей вход и спросил:
— Здравствуйте! Вам нужен новый аппарат?
— Да, — опешила волшебница.
— Тогда сосредоточьтесь на его образе, представьте себе его работу, — сказал незнакомец, — и сейчас он будет готов. Виллина, не понимая, в чём дело, вспомнила волшебный ящик и его работу. Тут же в руках незнакомца появился предмет, похожий на тот аппарат. Незнакомец вручил его Виллине и сказал:
— Берите, и уходите. Здесь слишком опасно для вас!
— А руководство по использованию у тебя есть? — спросила волшебница.
— О, простите; вот оно — незнакомец протянул небольшую книгу.
— Извини, милый, руки заняты.
— Тогда давайте я вам помогу, — искренне отозвался незнакомец. Он взял ящик и дал книгу.
Они вышли из пещеры. Виллина рассмотрела незнакомца. Это был довольно высокий и крепкий парень, ростом немного выше неё самой. По гладкости лица выглядит лет на одиннадцать или двенадцать. Смекнув сие, Волшебница задумалась: откуда у этого юнца такая крепость? Кроме того, его одежда была не похожа на одежду ни местных, ни других жителей Волшебной страны. Даже гости из Большого Мира одеваются по другому. У этого юнца же рубаха и штаны были исписаны узорами, обувь деревянная, а на голове особая повязка.
— Сударыня, вы сумеете перенестись с ящиком, или вам помочь? — спросил незнакомец.
— Лучше вместе, — был ответ Виллины.
— Ну-с, пять, четыре… — начал считать он. Виллина пробормотала заклинание.
Оказавшись во дворце волшебницы, юнец, поставив ящик на стол, вручил Виллине книгу. Она поблагодарила и спросила: «Как звать тебя, юный помощник?». Он достал деревянную дощечку размером с ладонь. Виллина взяла и посмотрела, но буквы были ей незнакомы. Юнец спохватился и провёл рукою. Буквы сменились на известные Волшебнице письмена. И она прочла:
Имя: Бронислав.
Отчество, матчество: Премыслович, Казимирыч (сын Казимиры)
Дедчество, бабчество: Миловановичнин-Снежанычнин — от Премысла; Игоревичнин-Чернавычнин — от Казимиры.
Место жительства: Наарни́ я, земля Тельмар, город 47, кв. 19, д. ю-з…
Далее волшебница читать не стала — положила дощечку в карман. И спросила:
— О добродетель, дашь мне книгу о твоей родине?
— Да, — сказал юнец, и достал из сумки за плечом толстенную книгу, — здесь, о почтенная, краткие сведения, живые карты и многое другое.
— Благодарю, — сказала Виллина.
Юнец поклонился и исчез. Виллина посмотрела на ящик и залюбовалась.
Он был размером со старый. Боковые, верхняя и задняя грани были украшены умозрительным орнаментом; на боку были какие-то разъёмы. Виллина заглянула в руководство и прочла, что к ящику прилагается особая аппаратура — та была в выдвижном ящичке сзади аппарата.
Волшебница читала инструкцию до захода солнца. Она оценила по достоинству подарок нового знакомого. Но вот приблизилось время сна, и чародейка отложила весть Стелле до утра…
Как только солнце осветило Волшебную страну, Виллина отправилась к своей коллеге. Путь занял мало времени, а радость Виллины не притупилась. Она застала Стеллу за косметическими процедурами; та собиралась в гости к Прему Кокусу. Услышав весть коллеги, Стелла решила уделить время.
Две волшебницы сели и начали изучать инструкцию, сравнивая свойства двух аппаратов. Оказалось, что у нового ящика было намного больше возможностей. Итак, предоставлю описание:
Включение уже не требовало замысловатого заклинания; оно звучало так: «О могучий мой помощник, на славу добрую рода небесного я, (имярек) (отчество)-(матчество) из роду (фамилия), прошу тебя включиться». После этого появлялось цветное меню. В нём были такие пункты, как «Просмотр местности», «Машина времени», «История использования», «Настройки», «Выключение» (для выбора нужно назвать пункт). «Просмотр местности» предусматривал просмотр любой точки во Млечном Пути в режиме реального времени. Для выбора места его надо было назвать и представить мысленно, или задать координаты (их система описана в инструкции). При выборе «Машины времени» можно всё то же, но задав точное время. В «Истории использования» можно навести справки о предыдущих использованиях: кто использовал, когда, как долго, что просматривал. «Настройки» давали возможность настраивать фильтры звука, света и других свойств. Сей пункт можно выбрать, находясь в других.
Качество изображения и звука восхитило волшебниц; скорость работы также была намного выше. Стелла и Виллина хмыкнули и решили старый аппарат уничтожить; ведь ему была замена. Виллина сидела и думала, как это сделать. И вдруг ей пришла в голову мысль: принести старый аппарат в жертву Солнцу. Стелла, услышав это, выявила согласие. Но ей уже пора было ехать к правителю Голубой страны, так что Виллина решила всё сделать сама.
В полдень, когда дневная кися уже была в зените, и путь «жертвы» через атмосферу был бы наименьшим, Северная Волшебница вышла на срединную площадь столицы её края. Она встала в центре и произнесла хвалу солнцу. После чего произнесла заклинание, и ящик с шумом взмыл вверх. «Через сутки долетит до солнца» — ухмыльнулась чародейка, ибо значение скорости дара Солнцу было равно квадратному корню от трёх миллионов километров в секунду. Она пошла в свой замок, помыла руки и пошла читать книгу о родине дарителя нового ящика…

@темы: Окей, гугл!, конкурс