14:21 

"Счастливое детство", цикл драбблов

Tadanori
Мы пойдем другим Путём!
На цикл драбблов "Счастливое детство" меня вдохновили арты julia-sp, на которые можно полюбоваться здесь. Цикл был написан на ФБ-14

Название: Porta itineri longissima
Автор: Tadanori
Бета: Felis caracal, Стелла-Виллина, D~arthie
Размер: драббл, 710 слов
Пейринг/Персонажи: Кау-Рук
Рейтинг: PG-13
Примечание/Предупреждения: преканон, драббл из цикла "Счастливое детство", "Труден только первый шаг"

В огромном Музее Космоса можно было заблудиться – выставочные залы, информаторий, хранилища и какие-то лаборатории, о которых Кау-Рук только слышал. Отца туда пускали без вопросов, а вот ему приходилось коротать время, рассматривая образцы пород, чертежи космических аппаратов и фотоснимки. Кау-Руку было интересно все, о многом он мог рассказать не хуже экскурсоводов, которые иногда водили группы по пустынным залам. Хотя, наверное, говорить стоило не все, потому что многое он услышал от отца и его друзей, и для посторонних ушей это не предназначалось. Некоторых из отцовских друзей он находил на фотографиях. Вот Сор-Ру, он говорит очень мало и постоянно что-то плетет из проводков, однажды он подарил Кау-Руку модель звездолета. А вот Тау-Ма, у него постоянно в карманах сладости. А это Вал-Ра, он погиб три года назад вместе со своим экипажем. Об этом не говорили в новостях, но отец часто вспоминает о нем. Вот Ильнар, он арзак и не похож на других. А вот и сам отец – вместе с Верховным Правителем Гван-Ло, это официальный снимок с церемонии награждения... Дома у них этого снимка не было, зато были другие, которые мама называла компрометирующими.
Отец был командиром космического корабля, и Кау-Рук этим очень гордился. Правда, он никак не мог понять, почему мама так часто плачет, когда отца нет дома.
– Выглядит не очень изящно, так?
Они с отцом стояли в одном из тех залов, которые назывались непрофильными. Если бы Кау-Рука спросили, почему он так называется, он бы ответил, что здесь нет ничего про космос, но есть другое, тоже очень важное. Таблица на стене гласила, что они находятся в зале "История воздухоплавания-1". В центре стояла действующая модель одного из первых самолетов, вокруг которой столпились какие-то пацаны в незнакомой одежде. С ними был один взрослый, похоже, наставник, но на него обращали мало внимания. Кау-Рук прислушался.
– Первый шаг всегда важен, – говорил наставник. – До того как человечество вышло в космос и перед ним открылись необозримые перспективы, главной мечтой было подняться в небо. Перед вами первый аппарат тяжелее воздуха, способный на стабильный управляемый полет. Нужно особо подчеркнуть, что идею и основные элементы этой конструкции придумал арзакский инженер Азель, а пробный полет совершил его менвитский коллега Баал-Хад. Это подчеркивает важность и продуктивность сотрудничества...
– Это подчеркивает тупость менвитов, – фыркнул один из мальчишек. – Мы изобретаем, а они испытывают, потому что больше ни на что не годятся.
Кау-Рук вскинулся, но прежде чем наставник, онемевший от нахальства своего подопечного, пришел в себя, раздался совершенно спокойный голос отца.
– Это не так. Ведь тогда получается, что арзаки слишком трусливы, чтобы испытывать собственные изобретения.
Кау-Рук не сразу понял, что он обращается только к нему, игнорируя остальных.
– Мой главный техник Ильнар – арзак. Разве он трус?
Кау-Рук задумался, а потом отрицательно помотал головой.
– Нет, он не трус. Мама сказала, что он идиот...
–Почему? - теперь настала очередь отца впадать в ступор.
– Потому что только идиот будет пить с тобой на спор.
Отец пробормотал что-то про женщин, которые слишком много говорят, особенно о вещах, в которых ничего не смыслят.
Опомнившийся наставник начал извиняться, от волнения то и дело сбиваясь на арзакский, и Кау-Рук понимал его с трудом. Мальчишки молчали, во все глаза рассматривая его отца. Кау-Рук же увлекся разглядыванием чужаков и прослушал разговор.
– Простите мою назойливость, полковник, – донесся до него голос наставника арзаков. – Вас не затруднит ответить мне на один вопрос?
– Если смогу, – коротко улыбнулся отец.
– Я слышал, что астрономы открыли планету, условия которой идеально подходят для жизни.
– Её назвали Беллиорой, – кивнул отец. – Но насколько она пригодна для жизни, пока неясно. Думаю, на этот вопрос ответит только экспедиция на планету.
– И ты её поведешь, пап?
– Нет, мой мальчик, – рассмеялся отец. Он кивнул на модель самолета. – Если это первый шаг к мечте, то до Беллиоры таких шагов слишком много. Я не доживу. Так что звездолет до Беллиоры поведешь ты.
Они распрощались с наставником – его ученики не произнесли ни слова, лишь через несколько шагов Кау-Рук услышал их восхищенный шёпот "Звездный штурман".

Звездный штурман полковник Кау-Рук закончил собирать вещи. Их было немного - да много бы и не поместилось в маленькой комнате офицерского общежития. Он получил новое назначение, а это значит, что завтра в эту комнату въедет кто-то другой.
Кау-Рук взял в руки последнюю неупакованную вещь – фотографию в черной рамке. Мама напрасно плакала по ночам – отец благополучно вернулся из всех своих экспедиций. Они погибли в автокатастрофе, когда летели на его выпускной. Кау-Рук положил фотографию в чемодан и защелкнул замок. Отец оказался прав. Корабль на Беллиору поведет именно он.




Название: Finis sanctificat media
Автор: Tadanori
Бета: Птица Горлица, Felis caracal
Размер: драббл, 765 слов
Пейринг/Персонажи: Лон-Гор
Рейтинг: PG-13
Примечание/Предупреждения: преканон, драббл из цикла "Счастливое детство", "Цель оправдывает средства"

В новом доме Лон-Гору не спалось. Совсем недавно они жили в маленькой квартире со скрипучими полами, с окнами, выходившими на набережную. А этот двухэтажный дом в пригороде казался совсем чужим и неуютным, пусть в нем и было целых десять комнат. Отец смог взять кредит, когда его проект выкупило Правительство, и мама говорила, что теперь они смогут родить второго ребенка. Лон-Гору очень хотелось иметь братика или сестричку, и это примиряло его с переездом.
Но, когда он крадучись подбирался к кухне на первом этаже, он никак не ожидал застать там родителей. Папа и мама... ссорились.
– Конечно, наука должна стоять на месте! – возмущалась мама. – Но эти ваши лаборатории! Только не говори мне, что Мор-Ти добился выдающихся результатов!
– Дорогая, ты же знаешь, анабиоз – штука сложная, – отвечал отец. – Подопытные Мор-Ти после глубокой заморозки полностью сохраняли интеллект в семидесяти случаях из ста. Я бы не назвал это блестящим результатом, но...
– Но? – переспросила мама.
– Ему не дают нормально работать, – пояснил отец, и Лон-Гор понял, что он говорит очень осторожно, как будто боится проговориться о чем-то важном. – Журналисты опять подняли шум, и не исключено, что дело дойдет до слушаний в Правительстве.
– Его опыты бесчеловечны!
– Ты говоришь не как ученый, дорогая. Tы – врач, ты спасаешь человеческие жизни и смотришь на это иначе. Но все лекарства, прежде чем попасть в твои очаровательные ручки, проходят тестирование на людях. Как бы мы ни изощрялись, как бы мы ни прислушивались к защитникам всяких прав, этого не избежать.
– Да-да, конечно! А доктор Ма-Гол – выдающийся новатор и великий ученый!
– Не кипятись, – пошел на попятную отец. – Я не отрицаю преступлений Ма-Гола. Но, честно сказать, по-моему, сравнение неуместно. Ма-Гол ставил опыты на невинных людях, а Мор-Ти использует тех, кто совершил тяжкие преступления. Они так и так приговорены к смерти, какая, в сущности, разница, как они умрут? В лабораториях Мор-Ти у них хотя бы есть шанс выжить.
– До следующего эксперимента?
– Хочешь сказать, что это люди - насильники и убийцы – заслуживают снисхождения?
– Мне на них наплевать, – холодно ответила мама. – Меня тревожит, что это делает с нашим обществом. Мы считаем себя вправе ставить такие эксперименты над осужденными преступниками. Но разве Ма-Гол думал, что совершает преступления? Нет! Он считал, что его жертвы ничем не лучше преступников, и только в качестве материала для опытов они могут принести обществу пользу.
– Дорогая, ты знаешь что-то конкретное? – встревоженно спросил отец.
– Один из ассистентов Мор-Ти приятельствует с нашим главврачом. И они обсуждали... нехватку материала для опытов. Говорили, что если бы у Мор-Ти было больше этого самого материала, его работа значительно бы продвинулась. Скажи мне, это правда?
– Что правда? – Голос отца стал каким-то обреченным. – Что, если материала будет в избытке, процесс рванет вперед? Да, правда. Сейчас Мор-Ти все же ограничен в своих аппетитах, у нас не так уж много людей, совершивших тяжкие преступления. Я слышал, что арзакам намекали на возможность войти в эту программу, но они гордо встали в позу и заявили, что это преступно и аморально.
– Хоть кто-то в этом мире не сошел с ума, – порадовалась мама.
– Сомневаюсь, что эти чистоплюи откажутся от результатов исследований Мор-Ти. Освоение космоса без решения проблемы анабиозного сна невозможно. И арзакам вряд ли понравится, что мы их настолько обогнали. Но, думаю, твои опасения напрасны. Наше общество прекрасно помнит Ма-Гола и не позволит, чтобы подобное случилось вновь.
– Наше общество способно на многое закрыть глаза, – не согласилась мама. – Особенно, если этого хочет Верховный Правитель. В конце концов, пособия, изготовленные Ма-Голом, до сих пор стоят в анатомичке.
– Это не доказано. Все жертвы, которых удалось опознать, захоронены в Музее человеческого тела, который ты так непочтительно назвала анатомичкой.
– Мы оба знаем, насколько это не доказано, - возразила мама. - Только потому, что часть бумаг Ма-Гола сгорела.
– Ну, дорогая...
– Мне страшно, Лау. Как наш сын будет жить в таком окружении? Что, если он станет таким же, как...
– Не переживай. – Судя по звукам, отец отодвинул стул и встал. – Ма-Гол был хорошей прививкой против бесчеловечности. А наш сын точно сумеет отличить добро от зла.
– Хорошо, если так... И я очень надеюсь, что ты сам сможешь отличить одно от другого.
Дальше Лон-Гор слушать не стал. Справедливо рассудив, что родители сейчас вряд ли хотят его видеть, он тихо вернулся в свою спальню.

– Ну, молодой человек... – Мор-Ти сложил ладони домиком и посмотрел на собеседника. – Вы намерены поступить на мою кафедру?
– Именно так, профессор.
– Довольно странный выбор. Я помню ваших родителей, молодой человек. Отец ваш не был гением, но его вклад в наше общее дело трудно переоценить. А ваша мать была прекрасным врачом. Их преждевременная кончина – большая потеря для всех нас.
– Да. Именно поэтому я здесь. Отец как-то сказал мне, что потери не должны быть напрасными.
– Не скажу, что понял вас, но я вижу вашу решимость. И подготовка у вас отличная. Собирались стать врачом? Нет? Что же, вы приняты, адъюнкт Лон-Гор.




Название: Sed lex
Автор: Tadanori
Бета: Felis caracal, Стелла-Виллина
Размер: драббл, 626 слов
Пейринг/Персонажи: Мон-Со, Гван-Ло
Рейтинг: PG-13
Примечание/Предупреждения: преканон, драббл из цикла "Счастливое детство", "Это закон"

Как назло, день выдался ясным и теплым, словно погода тоже готовилась к визиту Верховного правителя.
Мон-Со отжал тряпку в ведро и уставился в окно. Его одноклассники собрались внизу, в парадном холле, чтобы встретить высочайшего гостя. Господин директор бегает и проверяет, чтобы все блестело. Но Мон-Со всего этого недостоин. Потому что подрался с одноклассниками. И господину директору плевать, кто именно и в чем был виноват.
За окном были солнце, трава и свобода. Хотелось бросить все и погонять мяч, пока остальные выпендриваются перед Верховным правителем. Мон-Со тоскливо посмотрел на тряпку в руках и решил, что сначала нужно домыть пол.

У Верховного правителя Гван-Ло не должно было быть причин для недовольства, но вид кадетов его почему-то не радовал. В этом образцовом пансионе дети казались заведенными болванчиками. Они четко и по уставу отвечали на вопросы, произносили какие-то шаблонные банальности, но Гван-Ло сомневался, что в критической ситуации они смогут действовать быстро и эффективно. А это важно, в конце концов, они будущие военные летчики, а не клерки.
Мысли Верховного правителя были прерваны самым возмутительным образом: витражное окно с пронзительным звоном разлетелось на осколки. Охрана мгновенно бросилась вперед, закрывая его от возможного взрыва, но опасности не было – по полу катился обычный футбольный мяч.
– Похоже, кто-то из ваших подопечных пренебрегает моим визитом, – обратился Гван-Ло к директору пансиона. Вообще-то он шутил, но этот дурак принял его недовольство за чистую монету.
– Я непременно найду виновного, – заверил директор. – И примерно накажу его.
– Да чего искать, – отмахнулся один из телохранителей, как раз выглянувший в разбитое окно. – Вон он стоит.

Пойманный на месте преступления мальчишка стоял, сжав кулаки и опустив взгляд на ботинки.
– Имя? – спросил Гван-Ло
– Мон-Со, мой повелитель, – отозвался кадет, по-прежнему глядя в пол.
– Гляди в глаза, когда с тобой разговаривают, – приказал Гван-Ло. Директор пансиона испугался еще больше, но это и к лучшему. Стресс чиновникам полезен.
– Слушаюсь, – мальчишка встал по стойке смирно и отдал честь. – Виноват.
– В чем именно? – поинтересовался Гван-Ло. После вопроса, заданного таким тоном, его советники начинали заикаться. – В том, что разбил окно, или в том, что тебя не было на общем построении?
– Окно, мой повелитель, – ответил Мон-Со. – Я был лишен права присутствовать на общем построении.
– Он был наказан, мой повелитель, – встрял директор пансиона. – За драку с товарищами после футбольного матча.
Гван-Ло поморщился. Он бы предпочел поговорить с кадетом напрямую: парень ему понравился, держался почтительно, но без подобострастия, и вообще казался самым толковым в этом клоповнике.
– И что вы не поделили? – поинтересовался Верховный правитель.
– Они не соблюдали правила, – буркнул кадет, на секунду отводя взгляд. – А правила должны соблюдать все, неважно, кто из какой команды.
– То есть твоя команда нарушила правила, и ты им об этом сказал?
– Я сказал судье.
– Мда, сложная этическая проблема, – вздохнул Гван-Ло. – Мы с братом дрались из-за более приземленных вещей. Игрушки там, книги, карандаши...
– У вас же всего было навалом, – удивился Мон-Со.
– Да, – печально согласился Верховный правитель. – Но каждому из нас хотелось именно того, что другой держал в руках. К счастью, мы повзрослели раньше, чем начали делить девушек.
– Я поступил неправильно?
Гван-Ло растерялся. Он не привык быть моральным арбитром, да еще в таких двусмысленных ситуациях. Но терять лицо перед мальчишкой – это совсем никуда не годится.
– Если бы ты не был кадетом, я бы сказал, что возможны варианты. Но ты посвятил свою жизнь армии, где разногласиям нет места. Ты выполняешь приказы – ты живешь. Не выполняешь – умираешь, так же, как те, кем ты командуешь, и те, кого ты поклялся защищать. Это понятно?
– Да, мой повелитель.
– Вот и прекрасно. А теперь скажи мне, почему вместо того чтобы отрабатывать наказание, ты гонял мяч?
– Я отработал наказание, мой повелитель, – поспешно ответил Мон-Со. - Пол чист, а других распоряжений я не получал.
– Что ж, придраться действительно не к чему, – усмехнулся Гван-Ло, жестом приказав директору молчать. – Кроме твоей прискорбной меткости, кадет.
Мон-Со пристыженно опустил голову.
– Тренируйся, – ободрил его верховный правитель. – До того, как твоя жизнь окажется под угрозой, еще много времени.




Название: Licet omnia
Автор: Tadanori
Бета: Felis caracal, Стелла-Виллина
Размер: драббл, 381 слово
Пейринг/Персонажи: Баан-Ну
Рейтинг: PG-13
Примечание/Предупреждения: преканон, драббл из цикла "Счастливое детство", "Все дозволено"

– Ну и где мой замечательный сын?
Государственный советник Баал-Ну широкими шагами вошел в комнату, раскрыв для объятий руки. Сидевший на полу ребенок с радостным криком бросился к нему.
– Ваш сын, господин муж мой, вел себя сегодня преотвратно. Он сломал подаренный вами симулятор и плевался в гувернера пюре.
Прижавшийся к отцу ребенок скорчил обиженную рожицу.
– Ха! Пустяки! – ответил Баал-Ну на шутливые жалобы супруги. – Симулятор безнадежно устарел, и его давно пора было выбросить. У моего сына должно быть все самое лучшее! А гувернер сам виноват. При виде его унылой рожи мне самому хочется сделать что-нибудь этакое.
– Он сказал, что у меня ничего не получится, – пожаловался мальчик.
– Что именно не получится? – возмутился отец. – Ты можешь все!
– Юный господин Баан-Ну захотел стать великим писателем, – пояснила мать. – Как Ви-Тан. А наш глупый Та-О сказал, что для этого нужен талант, старательность и обширные знания.
– Действительно, дурак, – согласился Баал-Ну. – Слушай меня внимательно, сын. Ви-Тан, конечно, очень известный человек, но он-то писал о подвигах других людей. А ведь писать о своих подвигах гораздо интересней, правда?
– А я их совершу? – восхищенно спросил Баан-Ну.
– Разумеется! Даже не сомневайся! Много славных и великих подвигов. А потом напишешь о них книгу или даже две. Договорились?
– Да, папа! Ты самый-самый лучший!
– Отлично, сынок. А теперь беги к Та-О и расскажи, о чем мы говорили. Пусть он поймет, как был неправ.

– Это было грандиозно, – мелодично рассмеялась леди Лана, когда за Баан-Ну закрылась дверь. – Но ты действительно одобришь, если наш сын займется сочинительством?
– Ах, дорогая, – Баал-Ну нежно обнял супругу. – Ты же знаешь, я всего добился сам, даже твоей руки, сердце моё. Пусть наш сын получит то, что ему причитается по праву. Если он очень захочет, я не стану возражать. Но пока я могу направить его мысли в нужное русло.
– Меня это немного тревожит, – призналась женщина. – Армия! Ведь там опасно. Роль солдата больше подошла бы твоему старшему сыну, господину Баат-Ну, а наш младший мальчик такой нежный, такой впечатлительный.
– О нет, – заверил её Баал-Ну. – Армия – самая бесполезная и бестолковая структура нашего времени. Увы, её тоже надо контролировать. Думаю, Баан-Ну станет тем ключиком, который откроет эту дверцу. Сначала мне, а когда придет время, и своему старшему брату. Ну, а потом – присвоение званий и почетная отставка.
– Пообещай, что с ним не случится ничего плохого.
– Конечно, радость моя. Ведь я хочу того же, что и ты – чтобы наш мальчик был счастлив.




Название: Ad astra
Автор: Tadanori
Бета: Felis caracal, Стелла-Виллина
Размер: драббл, 410 слов
Пейринг/Персонажи: Ильсор
Рейтинг: PG-13
Примечание/Предупреждения: преканон, драббл из цикла "Счастливое детство", "К звездам"

– Что ты об этом думаешь, Ильсор?
– Об аквариуме, господин директор?
– Именно, мой мальчик. Тебе нравится?
– Да, господин директор. Очень красиво.
Ильсор недоумевал, зачем господин Ва-Лам, директор школы, вызвал его в свой кабинет. Единственный на всю школу господин-менвит был очень стар. Он не создавал проблем ни ученикам, ни арзакам-учителям и, кажется, вообще мало интересовался делами вверенного ему учебного заведения.
– А меня это зрелище всегда пугало. – Директор отвернулся от аквариума. – Слишком живо показывает, насколько мы, люди, ограниченные существа. Пределы нашего разума давно очерчены, а мы все думаем, что можем постичь тайны вселенной. Наверное, эти рыбы думают точно так же. У тебя есть что возразить на это?
Такой поворот в разговоре с директором был делом обычным, и Ильсор не растерялся. Послушному рабу, конечно, следует соглашаться с господином, но здесь господин явно хотел другого.
– Мы познаем вселенную в рамках нашего сознания, мой господин, – ответил арзак. – У нас нет других возможностей. Отказываться же от процесса познания неразумно и невозможно.
– Ты не зря слушал курс философии, мой мальчик, – рассмеялся директор. – И у меня для тебя хорошие новости.
– Какие? – не сдержался Ильсор.
Это было ошибкой. Нельзя так нагло перебивать господина, нельзя спрашивать его о таких вещах – он сообщит о них, когда посчитает нужным. Но Ва-Лам, похоже, отнесся к его промашке благосклонно.
– Твой тест получил высший балл, – улыбаясь, сказал директор. – И ты продолжишь обучение в Бассании.
– О! – только и мог ответить Ильсор.
– Увы, у школы нет средств, чтобы отправить тебя в столицу, но государственный советник Баал-Ну берет на себя все расходы на твое обучение и содержание. Ты станешь личным слугой его сына.
– Я сделаю все, чтобы оправдать доверие гоподина Баал-Ну и ваше, господин директор, - сбивчиво сказал Ильсор. – Только...
– Только? – переспросил директор. – Говори прямо.
– Как прикажете, мой господин, – согнулся в поклоне Ильсор. – Я не уверен, что подхожу на роль личного слуги. Мое обучение...
Ва-Лам жестом прервал его.
– Именно поэтому оставшиеся три месяца ты будешь заниматься по особой программе. Этикет, кулинария и прочее, что тебе понадобится. Ты должен освоить это в совершенстве.
– Я постараюсь...
– Постарайся, Ильсор. Ты толковый парень. Ладно, ступай. Поделись с товарищами радостной новостью. И передай им, что их результатами я тоже вполне удовлетворен.
Ва-Лам отдал преподаванию всю жизнь. И когда все нормальные учителя покупали загородные домики, чтобы провести остаток жизни в тишине и покое, ему поручили курировать школу рабов: инструкторов отчаянно не хватало. Он никогда не придавал значения разговорам о превосходстве менвитов. Поэтому, когда дверь его кабинета закрыл самый талантливый ребенок на Рамерии, волею Гван-Ло ставший рабом, Ва-Лам понял, что в этой жизни что-то пошло не так.



@темы: фанфикшен, Мон-Со, Лон-Гор, Кау-Рук, Ильсор, Гван-Ло, Баан-Ну, "Тайна заброшенного замка"

Комментарии
2014-11-15 в 14:30 

D~arthie
Лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и сожалеть :)) Beware: Alien+cat
Муррр, замечательный получился цикл))
читать дальше

2014-11-15 в 15:55 

Botan-chan
Пишу за фидбэк.
Прекрасный цикл, и характеры, ооо, как чудно поданы характеры. Верю безоговорчно )))

     

Мир Волкова

главная