00:37 

Raul Am
За правду и правила
Название: Белое лето
Автор: Олег Валль
Направление: приключения
Фандом: Александр Волков
Размер: Миди
Персонажи: Прем Кокус, Стелла, Виллина, Страшила, Железный дровосек, Урфин Джюс, предводитель стаи летучих обезьян Уорра и жители Волшебной страны
Рейтинг: G
Состояние: в процессе написания
Примечание: события происходят после "Тайны заброшенного замка"


Вступление.

В середине весны особенно ароматны были яблоневые сады, окружавшие на многие мили крохотную деревушку с остроконечными крышами, выкрашенными в приятный голубой цвет. Когда наступал вечер, а солнце еще не успевало спрятаться за вершинами далеких гор, многие парочки приходили в сад полюбоваться на наливные розовые бутоны яблонь, белое кружево цветов вишен и чуть желтоватые лепестки грушевых деревьев. Если же кто-то забредал в отдаленные части сада, то мог бы заметить уже почти заросшую тропинку, убегавшую куда-то к горам. Небольшая тропка настолько заросла тысячелистником и одуванчиками, что большинство жителей деревни посчитали ее, видимо, ненужной и заброшенной и ходить по ней перестали. Старики старались как можно скорее забыть о ней, а молодые даже не спрашивали. Хотя забывать о ней не следовало.

Кратка людская память. Старается она забыть все плохое и помнить только хорошее. Так и с тропинкой, ведущей из садов к горам, случилось то же самое. Только двадцать лет назад при виде тропинки, тогда еще натоптанной, обсаженной по обеим сторонам терновником и тимьяном, приезжал в деревню нежданный гость. Урфин Джюс, помощник злой колдуньи Гингемы, являлся от своей повелительницы объявлять дать. Из домиков, выкрашенных голубой краской, выходили добрые жевуны и, услышав про дань в виде мышей, пьявок и лягушек, начинали плакать.
Беззащитные человечки ужасно боялись серых грызунов. Бубенчики, пришитые к полям шляп, начинали издавать мелодичный перезвон, и жевуны ставили их на землю, чтобы те не мешали им плакать.

Но вызванный Гингемой ураган принес в Волшебную страну домик с маленькой девочкой, который упал на злую волшебницу и раздавил ее. Власть Гингемы кончилась, боязливые жевуны постарались как можно скорее забыть о ней, и тропинка начала зарастать, пока не превратилась в едва заметную тропку, о которой напоминал разросшийся терн и золотой ковер одуванчиков.

Всего однажды по тропинке осмелился пройти человек. Это был Урфин Джюс, бывший прислужник злой колдуньи, который искал в ее темной и сырой пещере хотя бы что-то, чем можно было бы воспользоваться. Осмотрев всю пещеру, он не нашел ничего интересного, зато встретил старого филина Гуамоколатокинта, впоследствии ни раз подбивавшего Урфина на злые дела.

Впрочем, со временем, и Урфин, и еще более состарившийся филин, как и тропинка, стали забывать о злых чарах Гингемы. Пещера колдуньи стояла покинутой, вход в нее был закрыт зарослями ивняка и вскоре грозил совсем затеряться среди гор.

Жевуны сначала опасались бывшего дома Гингемы, но подходить к нему боялись, а поскольку ничего плохого из пещеры не появлялось, они решили, что волшебство колдуньи исчезло вместе с ней и вскоре позабыли об этом. Гораздо более важными событиями были для них появление армии деревянных солдат во главе с Урфином Джюсом, а потом его многочисленная армия воинственных марранов.

Желтый туман, которая напустила проснувшаяся колдунья Арахна, и появление гостей с далекой планеты Рамерии, не принесли маленьким деревенькам страны Жевунов особых потрясений. Добродушный Прем Кокус управлял Голубой страной с прежним радушием и добротой, заботясь о своевременном посеве хлеба, сборе урожая, а по вечерам любил посидеть в саду под старой липой, прислушиваясь к гудению пчел, собирающих нектар с пушистых золотых цветов.
Мед с пасеки главы Голубой страны славился по всей округе, и Прем сам с наступлением осени одаривал небольшими баночками меда всех детей в своей деревне. Небольшой бочонок Прем Кокус приготавливал для Урфина Джюса.
Бывший диктатор и захватчик по-прежнему жил в долине Кругосветных гор. И хотя Прем Кокус несколько раз звал его жить в деревню и даже обещал помочь с постройкой дома, Урфин только хитро усмехался и показывал на свои грядки с созревающими овощами.
– Боюсь, такая земля есть только здесь, многоуважаемый Прем. А вырастут ли мои голубые огурцы и золотая морковь на вашей земле… Не знаю. Да и привык я.
- Да, - невольно соглашался Прем Кокус, оглядывая уютную долину с прозрачной речкой и виднеющими вдали отрогами гор. - Хорошо тут у тебя, конечно, нечего сказать.

Прем Кокус несколько раз приезжал к Урфину, делая попытки разговорить одинокого огородника. Биография Джюса удивляла главу Голубой страны, ему казалось, что в руках Урфина действительно сокрыта какая-то необычная сила, раз ему удалось создать деревянных солдат, возглавить дикое племя, а теперь выращивать самые удивительные овощи в Волшебной стране. И каждый раз он не находил в Урфине ничего особенного: спокойный взгляд и неторопливые движения говорили о том, что огородник, наконец-то, живет в мире с самим собой. Картину дополнял старый филин, приспособивший вешалку для одежды под свой насест, и теперь наблюдающий полуприкрытыми глазами за гостем.

- Ну в общем, если ты вдруг надумаешь – милости просим.
- Не надумаю, - ухмылялся Урфин. – Но за приглашение спасибо.

И так бы и шла размеренно жизнь в Волшебной стране, если бы однажды осенью не разразилась долгая гроза. Потоки хлестали по крышам всю ночь, небо расчерчивали молнии, в лесу раздавался треск поваленных деревьев. Сильные потоки воды очень скоро превратили площадку перед пещерой Гингемы в небольшое болотце, а когда воды стало еще больше она потекла по стесанным каменным ступеням вниз, заливая пол и разбросанные вещи. Старые чучела, обрывки тряпок, полуистлевшие за долгое время, нападавшие ветки, порванные веревки вплывали и, как только воды набралось достаточно, она потекла еще ниже, по каменным ступеням в личную комнату Гингемы, находящуюся глубже в горе.
Деревянная мебель еще стояла, простыни, подушки и свечи изгрызли мыши, короеды источили стоящий под кроватью сундучок, в который быстро стала забираться вода.
Внезапно с легким хлопком из сундучка поднялось сизое облачко и мгновенно растаяло в воздухе.
Вода продолжала прибывать, пока не затопила половину пещеры. Там, наверху, в этот момент закончился дождь, воздух был пронизан мельчайшими каплями воды, среди которых совершенно не заметно растворился сизый дымок, вылетевший из пещеры злой колдуньи.

Часть первая. Яблоки из страны Жевунов.
Затянувшая весна.

Весна в этом году затянулась. Была уже середина мая, а по перелескам и в оврагах лежал снег. На полях, которым досталось больше солнечного тепла, конечно, все растаяло, но стоило копнуть лопатой – в образовавшейся ямке нацеживалась вода. Урфин каждый день пробовал землю, но вскопать и посадить удалось только на двух насыпных грядках, где посев проводился выше уровня воды, да в ( бочки, горшки - как называются палестры??), которых надарили ему в огромном количестве на последнем Празднике Урожая.
- Кабачки в цветочных горшках развожу, - брюзжал Урфин после очередной проверки поля, - докатился… Скоро начну выращивать герань и пить кефир по утрам и после ужина.

Без любимой работы Урфин становился раздражительным и злым: ему все время казалось, что он упускает драгоценное время, тем более, что его май тем был и занят, что обработкой земли и посадками проросших семян. За зиму он успевал соскучиться по работе, а тут сама природа задерживала его, вынуждая упускать майские денечки.
Верный филин понимал хозяина и старался по мере сил отвлекать его беседами.

- Какие новости по птичьей почте пришли? - обычно спрашивал его Урфин после завтрака. – Все уже успешно засеялись?
- Весна затянулась по всей стране, - начинал неспешно Гуамоко. – В фиолетовой стране идут дожди, и Железный дровосек совсем перестал выходить из дворца: боится промокнуть и заржаветь.
- Нет у него огорода, - язвил Урфин. – И пни некорчеванные мешают жить спокойно.

Плохая погода и срыв всех возможных сроков огородных работ портили настроение Урфина с каждым днем, в голосе появились саркастические нотки, на лбу все чаще появлялись морщины, а лицо приобретало сосредоточенное выражение, которое было хорошо знакомо Гуамоко. Он видел такое лицо у прежнего Урфина.
Гуамоко вспоминал свою сытую жизнь, когда Джюс был правителем Изумрудного города, вздыхал и продолжал:
- Страшила Мудрый решил привести в порядок свои книги, отобрать те, что про механику и отослать в фиолетовую страну Лестару и его ученикам.
- Угу, - мрачно кивал Урфин.
Когда новости заканчивались, Гуамоко слетал на пол и с достоинством клацая когтями шел к столу, где стояло для него блюдечко с водой. Джюс мрачно обводил глазами комнату, придирчиво осматривая: нет ли какого дела. Понимал, что нет, и еще мрачнее садился в кресло.

Когда в середине мая набежали тучи пошел дождь, Урфин был готов уже проклинал погоду от бессильного отчаяния. С юга его дом был надежно защищен от ветров грядою гор, а с другой стороны к полям подходил густой лес. Ветер: который мог бы разогнать серую пелену облаков, не мог проникнуть в долину, а со стороны леса тянуло такой сыростью, что все надежды на своевременную посадку рухнули. Тяжелые, наполненные водой облака плыли настолько низко, что, казалось, ложились на ветки деревьев.

От вынужденного безделья в голову Урфина приходили странные мысли, одной из которых он решил поделиться с Гуамоко.
- Слушай, Гуам, а ты никогда не интересовался: почему я тебя понимаю?
Филин удивленно посмотрел на хозяина:
- Что за странный вопрос? Так заведено.
- Это интересно, Гуам. Получается, что вот ты, например, знаешь человеческий язык, ваш птичий… Я же слышу, что между собой вы на птичьем разговариваете.
- Разумеется, на птичьем.
- А еще есть звери, на которых ты охотишься. И с ними ты не разговариваешь. Или ты их не понимаешь?
Гуамоко несколько раз перехватил когтями спинку стула, на которой сидел:
- Я тебя не понимаю, Урфин.
- Вот ты приносишь мне кроликов…
- Да, приношу, - с достоинством протянул филин, - и это, знаешь ли, очень сложная работа, особенно для такого уже немолодого филина как я. А меж тем, мой зоркий глаз…
- Подожди! Я знаю, что ты молодец. Но мне вот что интересно: охотишься ты за кроликом, уже почти поймал, а тут он тебе и говорит: «Пощади меня, дядя филин, у меня папа с мамой плакать будут».
Гуамоко нахохлился и отвернулся. Через несколько минут, не выдержав молчания, Урфин окликнул друга:
- Гуамоко?
- Нехороший разговор, Урфин, - проскрипел, не поворачиваясь, филин. – Я не хочу об этом говорить.
- А я-то думал, что после наших с тобой приключений, я могу с тобой обо всем разговаривать…
Урфин хитро прищурился и притворился, что собирается закончить беседу. Он знал, что филин не устоит, и тот, действительно, продолжил.
- Я попал к Гингеме совсем птенцом, и вот тогда среди нас жил в пещере старый филин Мельсидесчеродокинт. Он рассказал мне, что когда давным-давно Гуррикап создавал нашу Волшебную страну, он позаботился, чтобы мы понимали людей, а люди – нас. Но сами мы, звери и птицы, разговариваем на разных языках… Потому что невозможно охотится на того, с кем ты можешь разговаривать. Гуррикап так захотел - и так стало.
- То есть получается, в нашу голову Гуррикап встроил какую-то волшебный шарнир, и он теперь двигается, как нам нужно. Захотел – поговорил с птицей, захотел – со зверем. А в твоей голове такого шарнира нет, и ты разговариваешь только на птичьем.
- Наверное, так, - Гуамоко повел крыльями и принялся чистить маховые перья на левом крыле.

Утром следующего дня, Урфин оделся, покрепче затянул пояс на куртке, натянул шляпу почти до бровей, надел сапоги, взял зонт и направился к двери.
Филин заинтересованно приоткрыл один глаз:
- Там дождь, - спокойно прокомментировала птица.
- Везде дождь, - букрнул Урфин. – Пойду в Когиду схожу, хлеба нет, и мясо кончилось.
- Вчера только я поймал тебе кролика, - обижено заухал филин.
- Свинины хочу, Гуам.
- Гуамоко, - пробормотал филин и отвернулся.
Урфин принялся натягивать сапоги, когда филин подлетел поближе:
- А почему ты меня вчера про язык спрашивал?
- Да так… Есть у меня одна мысль, но ее еще обдумать и проверить надо. До вечера, Гуамоко.
Джюс покрепче закрыл дверью, раскрыл на террасе зонт и быстрым шагом зашагал по лесной дороге в сторону деревни.

@темы: фанфикшен, продолжения цикла от других авторов, Фарамант, Урфин Джюс, Страшила Мудрый, Железный Дровосек, Дин Гиор, Альфред Каннинг, Александр Волков

Комментарии
2014-02-20 в 06:10 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Интригует

2014-02-20 в 09:54 

Indrik-Zver
Мои двери всегда открыты для вас. Выходите.
Интригует, но пока, простите, ни о чем. Будем ждать продолжения)

2014-02-25 в 02:56 

Raul Am
За правду и правила
Мэлис Крэш, Indrik-Zver, вот и продолжение )

2014-02-25 в 08:10 

Indrik-Zver
Мои двери всегда открыты для вас. Выходите.
Raul Am, теперь еще больше заинтриговали)))

2014-02-25 в 14:30 

Tadanori
Мы пойдем другим Путём!
Raul Am, может, мне стоит поднимать запись по мере выкладки новых глав?

2014-02-25 в 17:52 

Raul Am
За правду и правила
Tadanori, как посчитаете нужным, но было бы очень приятно

2014-03-02 в 23:13 

Raul Am
За правду и правила
Увы, не имею возможности редактировать запись, поэтому продолжение в комментариях.

Глава 2.
Путь от домика Урфина до Когиды занимал не более пяти часов, деревянный курьер проделывал этот путь за час. Джюс надеялся быть в деревне часа через три. Он размашисто шагал вперед, не обращая внимания на раскисшую дорогу и грязь, летевшую из-под сапог. По мере того, как он все ближе подходил к деревне, его плохое настроение уменьшалось, но появилась какая-то невнятная тревога, словно за ним кто-то наблюдает.
«Страшила что-ли снова в свой волшебный ящик смотрит?» - подумал Урфин и, на всякий случай, остановился, улыбнулся четко произнес: «Привет, Страшила! У меня все в порядке!»
Тревога не пропала. Урфин оглянулся по сторонам: тот же тихий лес, шуршит по листьям дождь. И тут его взгляд упал на дорогу - только что он прошел по ней, утопая почти по щиколотку в грязи. Следов не было!
Урфин озадаченно сделал шаг вперед: на том месте, где он только что стоял было два глубоких следа от его сапог.
Позади следов не было.
- Что за шутки?! – пробормотал он и пошел еще быстрее, изредка оборачиваясь назад. Следы постепенно исчезали с дороги, словно кто-то невидимый шел за ним метрах в тридцати и стирал его отпечатки.
- А-А-А! - заорал Урфин и помчался со всех ног в деревню.



Глава 3
Урфин несся по лесу, не оглядываясь. Ему все время казалось, что это нечто сзади догоняет его, и страх подстегивал его бежать еще быстрее. Через несколько десятков метров он бросил зонт, потому что тот мешал.
Когда позади раздался противный хруст, Урфин не стал тратить время на проверку, что это было - он мысленно попрощался с зонтом и постарался еще больше ускориться.
Из последних сил, задыхаясь, он выбежал из леса к Когиде, подскальзываясь на комьях сырой земли прошел по незасеянному полю напрямик и выскочил на улицу.
В серой пелене дождя голубые домики, казалось, тоже посерели. На улице никого не было, но в домах горели свечи, слышались голоса - и страх начал отступать.
Урфин перешел на быстрый шаг, стараясь выровнить дыхание, и направился прямиком к Прему Кокусу.

Дом главы Голубой страны стоял посередине деревни, путь был неблизкий, но теперь, сколько бы Урфин не поворачивался назад, следы оставались на месте. Лесная грязь и земля с поля оставляли на дороге из желтого кирпича характерные разводы, дождь постепенно размывал их, но того липкого страха и ощущения, что за тобой кто-то крадется не было. Что бы это ни было, оно осталось в лесу.

- Урфин! - всплеснула руками жена Према Кокуса, когда увидела Джюса на пороге. – В такую погоду! Без зонта! Да ты весь мокрый - иди скорее в дом.
Джюс зашел и остановился на пороге: с него, действительно, капала вода. Он промок и был забрызган грязью.
- Так, не стоим на пороге. Снимай сапоги, иди в комнату раздевайся, вот тебе полотенце. Прем, принеси Урфину что-то нибудь из твоего сухое! Он промок до нитки! А я жду вас в столовой! Виданное ли дело… В такой дождь и без зонта! - жена у Према Кокуса была очень деятельной женщиной.
С ее легкой руки уже через несколько минут Урфин сидел завернутый в теплый плед у горящего камина, пил чай с медом, и обсыхал. Рядом на веревке были повешены его вещи, от которых шел пар.
Прем Кокус внимательно выслушал рассказ Урфина, и теперь молча пил чай, размышляя, что делать.
- Ты в этом точно уверен, - наконец, спросил он. –Может быть, это дождь заливал следы.
Урфин нахмурился.
- Прем, я не из пугливых, но сегодня мне было по-настоящему страшно. Просто до ужаса что ли…
- Это очень плохо.
- Это гораздо хуже, что просто плохо. И жевуны ничего не смогут с этим поделать: нам нужна помощь.
- Послезавтра прибежит курьер из Изумрудного города, я все опишу Страшиле Мудрому.
- Послезавтра?! – Джюс поставил чашку на столик и решительно встал с кресла. – Спасибо за чай, уважаемый Прем Кокус, за тепло и за приятную беседу. Я пошел.
- Куда ты пошел?! У тебя одежда не высохла, сам еще мокрый, смеркается на дворе.
- У меня дома Гуамоко остался, - Джюс уже натягивал мокрую рубашку. – Я обещал ему вернуться вечером.
- Урфин, не надо делать глупости, с филином ничего не случится, а ночью в лесу один ты можешь пропасть. Тем более, неизвестно, что там поселилось.
- Тогда сейчас же посылай птичью почту к Гуаму: пусть скажут ему, чтобы немедленно улетал в мой горный шалаш.
- Куда?
- В мой горный шалаш, я исследовал долину, где я живу, в горы ходил тоже, и там себе убежище построил: ему там должно быть безопасно.
- Ладно, вешай обратно рубашку. Сейчас попрошу птичек, передадут они твоему филину весточку.
Прем Кокус вышел, а Урфин, вновь повесив рубашку на веревку, завернулся в плед, сел и уставился на огонь. В его голове мелькали мысли: что же можно успеть сделать до прибытия гонца из Изумрудного города.
У Джюса было четкое ощущение, что времени осталось крайне мало.

     

Мир Волкова

главная