20:46 

ФБ-13. Аналитика

fandom Izumrudniy Gorod 2013
Название: Метаморфозы текста
Авторы: Liquidator, Tadanori
Беты: tiger_black, Мировега
Форма: аналитическая статья
Пейринг/Персонажи:
Категория: джен
Рейтинг: PG-13
Размер: 6458 слов
Примечание/Предупреждения:

Всем известно, что «Волшебник Изумрудного города» хоть и написан как перевод сказки Баума, но все же сильно от нее отличается. Однако о том, что книга Волкова в том виде, в котором её знает большинство, сложилась тоже не сразу, известно немногим. В этой статье мы попытаемся показать, как менялись редакции знакомых нам книг, как складывался замысел автора и что из всего этого вышло.

«Волшебник Изумрудного города»
Первое издание "Волшебника Изумрудного города" вышло в 1939 году. Отличия от Баума уже были значительны - главная героиня из Дороти стала Элли, волшебницы получили имена (забавно, что по мнению некоторых американских исследователей, герои Волкова получили типично русские имена), некоторые фрагменты первоначального текста были удалены, а другие, наоборот, вставлены. Что-то Волкову казалось скучным, что-то нелогичным, там чего-то не хватало, а местами, по его собственным словам, он боролся с мещанской моралью. К сожалению, при переделке пострадал специфический баумовский юмор. У Баума есть эпизод, где Дороти расписывает Страшиле, как пыльно и серо в её родном Канзасе. А когда Страшила наивно спрашивает, почему она мечтает вернуться в такое скучное блёклое место, девочка упрекает его в нехватке мозгов. Страшила Баума делает вывод: Канзасу повезло, что у людей есть мозги, иначе там не осталось бы ни одного жителя; все переехали бы в более живописные края. Страшила Волкова этой реплики не произносит, а начинает рассуждать о доме.
В начале 1941 года вышла вторая редакция. Одним из важных изменений стало упоминание странного рациона Гингемы, питавшейся змеями, лягушками, пиявками и пауками, и налагавшей соответствующую дань на подвластных ей Жевунов. В редакции 1939 года злая тётка невесты Железного Дровосека обещает Гингеме, как и у Баума, двух баранов и корову, чтобы та расстроила предстоящую свадьбу. В тексте 1941 года упомянуто иное вознаграждение: корзина пиявок.
К сожалению, довоенный тираж «Волшебника Изумрудного города» (совокупно 227 тыс. экземпляров) сейчас почти полностью утрачен. В послевоенные годы Волков пытался добиться переиздания своей книги, но неизменно получал отказ, хотя именно тогда в социалистических странах вышли первые зарубежные переводы «Волшебника». Ситуация изменилась в 1959 году, когда было создано новое издательство детской литературы «Советская Россия».
К долгожданному переизданию Волков решил не только переработать сказку, но и написать продолжение. Он планировал переработку еще одной книги Баума, но следующие книги «Волшебника из страны Оз» ему решительно не понравились. Поэтому в своих продолжениях «Волшебника Изумрудного города» Волков хоть и использовал отдельные мотивы, почерпнутые им в творчестве Баума, но в целом предпочитал развивать собственные сюжеты.
К этому же времени относится и знакомство Волкова с художником Леонидом Владимирским, который уже тогда был известен своими иллюстрациями к сказке А. Толстого «Золотой ключик». Их сотрудничество, продолжавшееся до самой смерти Волкова, сделало «Волшебника Изумрудного города» таким, каким мы его знаем.
Переработанная версия «Волшебника Изумрудного города» с рисунками Владимирского вышла в 1959 году. Если в довоенных изданиях Элли, как и Дороти, была сиротой и жила у дяди с тетей, то теперь те же Джон и Анна из довоенных изданий стали её папой и мамой. Ураган, принёсший домик Смитов в Волшебную страну, стал не просто стихийным бедствием, а результатом колдовства злой волшебницы Гингемы, задумавшей погубить весь род людской. Гибель Гингемы получила символическое значение: злая фея пала жертвой собственной ворожбы. Виллине же впервые была отведена роль спасительницы человечества, перенаправившей ураган на голову самой Гингемы. Здесь впервые появляется упоминание, что Виллина была сильнее Гингемы: в довоенных редакциях прямым текстом утверждалось обратное. Впрочем, эта авторская находка оказалась логически небезупречной, породив у критиков закономерные вопросы, почему, в таком случае, Виллина не справилась с Гингемой раньше и почему не смогла вернуть Элли в Канзас своими силами, а предпочла отправить девочку к Гудвину по незнакомой и опасной стране.
Сама страна, до этого именовавшаяся страной Гудвина (по аналогии со страной Оз Баума), теперь получает «официальное» название «Волшебная страна». Впервые появилось упоминание Кругосветных гор - в довоенных редакциях Волшебная страна, подобно стране Оз, была окружена только пустыней.
Цвета стран и их географическое положение изменились еще в довоенных редакциях, а в новой переработке это только усугубилось. Уже в первой редакции баумовская Красная страна Кводлингов превратилась у Волкова в Фиолетовую страну Болтунов - вероятно, потому, что в Советском Союзе 30-х годов словосочетание «Красная страна» вызывало вполне определённые ассоциации, а название «Красная страна Болтунов» было просто немыслимым и опасным для автора. У Баума страны располагались по основным направлениям компаса (север-юг-запад-восток), а Изумрудный город находился точно посередине. В редакции 1959 года страны сместились (юго-запад, северо-восток и т.д.). Страна Болтунов превратилась в Розовую, а фиолетовый цвет достался Мигунам, чья страна у Баума была Жёлтой (и оставалась таковой в довоенных версиях волковского «Волшебника Изумрудного города»).
Другая важная поправка касалась мотива трёх желаний. Помощь Гудвина в этой версии сказки была обещана Элли при условии, что она поможет трём существам добиться исполнения их заветных желаний. Таким образом, сюжет стал более стройным и динамичным, но, с другой стороны, некоторые литературные критики упрекнули Элли в эгоизме и расчетливости.
Виллина «обзавелась» волшебной книгой. Соответственно, в сюжете впервые появилось предсказание волшебной книги, в явной форме обещающее Элли помощь Гудвина. Это породило впоследствии ещё один логический казус: когда Гудвин улетел на воздушном шаре без Элли, автору пришлось объяснять, что «волшебная книга ошиблась». В довоенных редакциях сказки отправка Элли за помощью к Гудвину была просто добрым советом Виллины, лишённым всяких гарантий.
Заговорил Тотошка, что повлекло за собой ряд небольших изменений в сюжете. В довоенных версиях Тотошка был не только нем, но и не отличался особым умом. Разоблачение Гудвина в прежних версиях были случайными: погнавшись за крысой, Тотошка опрокинул ширму, за которой скрывался мнимый волшебник. В тексте 1959 года Тотошка действует гораздо более сознательно, порою принимается рассуждать убедительно и красноречиво и фактически становится полноценным четвёртым спутником Элли наравне со Страшилой, Дровосеком и Львом.
Получили имена ещё несколько второстепенных персонажей: Страж Ворот был наречён Фарамантом, Длиннобородый Солдат – Дином Гиором, королева полевых мышей – Раминой. Безруких Коротышей, населявших гору на пути героев к волшебнице Стелле, Владимирский рисовать отказался, посчитав их внешность неэстетичной. Пришлось Волкову превратить Коротышей в Прыгунов.
Ещё одна замена, сделанная при участии Владимирского, за давностью лет обросла легендами. В интервью художник часто вспоминает, что на рисунках Н.Э. Радлова, иллюстрировавшего довоенные редакции «Волшебника Изумрудного города», одним из фальшивых обличий Гудвина была Рыба. Дочка Владимирского Ая попросила вместо Рыбы нарисовать Русалочку, художник передал эту идею Волкову, и тот, поворчав, согласился. В результате Рыбу заменила Морская Дева. Однако ознакомление с довоенными изданиями опровергает эту гипотезу: в версиях 1939-1941 гг. ни в тексте, ни на рисунках Рыбы не было; обличьем Гудвина там, как и у Баума, значится Красивая Женщина.
Тигромедведи, населявшие лес между Голубой страной и рекой, были превращены в Саблезубых тигров – таким образом, из сказки исчезла разновидность гибридов животных, очень характерных для творчества Баума, но явно не любимых Волковым. Однако Летучие Обезьяны остались в неприкосновенности.
В сказку добавлен эпизодический революционный мотив. Элли, находящаяся в плену у Бастинды, убеждает кухарку Фрегозу поднять восстание против злой колдуньи. Поколебавшись, Фрегоза соглашается и привлекает к подготовке восстания народные массы Мигунов. Но внезапная гибель Бастинды опережает планы революционеров.
Было сделано множество более мелких замен. Исчезло упоминание торчавших из-под домика ног мёртвой Гингемы. Местожительством Гингемы вместо обычного дома впервые названа промозглая пещера, переполненная разными отталкивающими и страшными вещами. Срок правления Стеллы над Болтунами был изменён с «десятилетий» на «века», срок водобоязни Бастинды увеличен со ста лет до пятисот.
Исчезли упоминания капора Элли, и эта совершенно незначительная мелочь сразу сделала сказку современнее, а главную героиню – ближе читателю.
Одну из своих ранних идей по переработке сказки Волков так и не осуществил. Ещё в 1941 году в его дневнике упоминается желание наполнить «Волшебника Изумрудного города» стихами, песенками и новыми приключениями. Видимо, война отвлекла писателя от этих планов.
В 1960-х годах вышли в свет ещё две редакции «Волшебника». Ни точные годы их появления, ни даже последовательность, в которой они выходили, на данный момент не установлены. В этих редакциях Волков добавил в речь Страшилы существенно большее количество забавных оговорок («Поплывём... то бишь, пойдём с нами!») и логических рассуждений. Поскольку эти редакции появились уже после выхода нескольких сказок-продолжений, в текст были также добавлены реалии из этих сиквелов. В частности, в сюжет «Волшебника» были «кооптированы» эпизодические упоминания мастера Лестара; добавилось две фразы о затаившихся до времени завистниках, недовольных назначением Страшилы на пост правителя Изумрудного города; было упомянуто также самоназвание народа Прыгунов – «Марраны» (впервые это слово Волков задействовал в четвёртой книге сказочного цикла).
Любопытной особенностью редакций 1960-х годов является почти полное исключение из текста упоминаний слонов. Встречавшиеся в тексте несколько раз «слоны» были старательно устранены автором. Например, сравнение Гигантского Паука – «он вдвое больше слона» – заменено на «в десять раз больше буйвола». О причинах подобного слоноцида поклонники волковских сказок гадают далеко не первый год. Замене не подверглось лишь единственное на всю сказку упоминание слоновой кости.
Аналогично из финального разговора Железного Дровосека с феей Стеллой, где он раскрывает свои планы на будущее, были исключены слова о намерении Дровосека привезти в Фиолетовый дворец свою невесту. Оставлено было только желание хорошо править Мигунами.
В настоящее время в России регулярно переиздаются обе редакции 1960-х годов, а также изредка встречаются переиздания редакции 1959 года. Довоенные версии сказки не переиздаются.

«Урфин Джюс и его деревянные солдаты»
Вторая книга сказочного цикла «Урфин Джюс и его деревянные солдаты» существует в двух книжных редакциях: первая вышла в 1963 году, а дата выхода второй неизвестна. Условно эти версии принято называть старой и новой. Кроме того, непосредственно перед выходом старой версии, в газете «Пионерская правда» за 1962-1963 гг., печаталась сокращённая, самая первая редакция этой книги.
Книга «Урфин Джюс и его деревянные солдаты» сразу была задумана «в комплекте» с третьей – «Семью подземными королями». Поэтому в тексте «Урфина Джюса» присутствуют явные отсылки к «Семи королям»: это эпизоды путешествия Элли, Чарли Блека, Тотошки и Кагги-Карр через подземный ход, где путники принимают бой с чудовищем-Шестилапым и разглядывают сквозь брешь в стене коридора удивительные картины из жизни государства Подземных рудокопов.
Ещё одно связующее звено – судьба предателя Руфа Билана. В финале второй сказки главный изменник бежит от наказания в подземный ход, где его следы теряются, а читателю сообщается, что «судьба Билана надолго осталась неизвестной» – тут по самой формулировке можно сделать вывод, что автор уже знал, где и когда Билан снова появится в сюжете. Действительно, в «Семи королях» именно появление Руфа Билана в стране рудокопов стало двигателем сюжета, своего рода спусковым крючком, сдвинувшим с места тысячелетний уклад Подземного царства, что повлекло за собой эпохальные события для народа рудокопов и всей Волшебной страны.
Между старой и новой версиями «Урфина Джюса» имеется не очень много отличий, но они носят существенный характер.
В старой версии нашествие деревянной армии Урфина застаёт Страшилу и его друзей врасплох. Узнав о грядущем нашествии в последний момент, Страшила и его штаб отчаянно пытаются организовать защиту Изумрудного города, но их действия не находят поддержки среди горожан. Робкие от природы, к тому же напуганные страшной вестью жители города предпочитают отсидеться по домам, поэтому оборону города фактически держат три человека – сам правитель Страшила, Страж Ворот Фарамант и Длиннобородый Солдат Дин Гиор. Четвёртая штабистка – ворона Кагги-Карр – тем временем была отправлена за срочной помощью в Страну Мигунов; её задачей стало призвать на подмогу Железного Дровосека.
В новой версии ситуация кардинально иная. Благодаря птичьим сплетням Страшила загодя узнает о нашествии. Его штаб успевает хорошо подготовиться к будущей осаде. Изумрудный город надёжно снабжён продовольствием, стены своевременно укреплены. Жители полны энтузиазма защищать родной город от врага (поэтому новую версию сказки часто именуют «патриотической»).
Вместе с тем, внесённые в текст изменения, инициатором которых, как считается, тоже был художник Владимирский, привели к некоторым логическим нестыковкам, а также к общему снижению драматизма повествования. Так, ворона Кагги-Карр в новой версии вынуждена летать к Железному Дровосеку дважды: в первый её визит Дровосек проходит профилактический ремонт и потому узнаёт новость об угрозе Изумрудному городу лишь при повторном появлении вороны. Штабист-Страшила в главах, где ведётся организация обороны, выглядит не отчаянным и пылким смельчаком, как было в старой версии, а скорее напыщенным чиновником-бюрократом.
Восстание горожан против владычества Урфина Джюса в финале повести, присутствующее в обеих версиях, в новой редакции оказывается лишено мотива духовного роста, преодоления былых страхов. Поскольку в новой версии горожане были патриотами изначально, динамика роста гражданского самосознания отсутствует.
В старой версии на последнем этапе обороны к трём защитникам города примыкает также Руф Билан, которому посланец Урфина, деревянный клоун (в следующей редакции получивший имя Эот Линг), посулил щедрую награду, если тот поможет Урфину взять город. Втеревшись в доверие к Дину Гиору и Фараманту, предатель при первой возможности подпаивает их сонным зельем и открывает ворота врагу.
В новой версии Билана подбивает на измену не клоун, а другой приспешник Урфина – филин Гуамоколатокинт, и притворное участие Билана в обороне города показано подробнее.
Прочие отличия старой и новой версий носят косметический характер. Самая первая публикация «Урфина Джюса» в газете «Пионерская правда» тоже не содержит существенных расхождений с книжным изданием. Отличительной особенностью газетной версии можно назвать, прежде всего, её заведомо сокращённый характер (содержание ряда глав дано в кратком пересказе).
Кроме того, в газетной версии моряк Чарли Блек после крушения сухопутного корабля в Великой пустыне готов тащить корабль вперёд буквально на себе, как ломовая лошадь, и заодно предлагает Элли впрягаться в упряжку. В книгу этот эпизод не вошёл.
Другое небольшое отличие касается наблюдений Элли и Чарли за подземной страной: в обеих книжных версиях путники видят там семибашенный королевский дворец, раскрашенный в цвета радуги; в газетной версии никакого дворца нет. Объясняется это вкладом художника Леонида Владимирского, о чём будет сказано ниже, при сравнении редакций третьей книги.
Последняя особенность газетной версии «Урфина Джюса» относится к художественному оформлению. На страницах «Пионерской правды» можно увидеть редкий неканонический образ Фараманта кисти Леонида Владимирского: худощавый на всех прочих рисунках Фарамант здесь был изображён отчётливо широколицым.
Кроме того, отдельного внимания заслуживает так называемая «пропущенная глава» – отрывок из «Урфина Джюса», опубликованный не в «Пионерской правде», а в газете «Комсомолец Кубани», ориентированной на более взрослую аудиторию. На самом деле основная часть этого отрывка была впоследствии включена в книжную версию сказки; выброшенными оказались лишь несколько абзацев, содержавших едкую политическую сатиру, высмеивающую государственный строй и партийную систему капиталистических стран.
Речь в этих абзацах шла о том, что Урфин, захватив власть в Изумрудном городе, задумался, установить ли ему республику, в которой он будет называться президентом, или монархию, где он займёт королевский престол. Для решения вопроса были организованы две партии – джюсистов и урфинистов – состоявшие из советников-придворных и деревянных солдат. По итогам проведённых «выборов», больше походивших на фарс, верх одержала монархическая партия урфинистов, и Урфин был объявлен королём. Местное население выборы проигнорировало, поскольку, несмотря на стилистические различия, суть обеих партийных программ была идентична и сводилась к тому, что единоличным правителем всё равно станет Урфин Джюс и ему будет предоставлено полное право обирать горожан безо всяких ограничений.

«Семь подземных королей»
В настоящее время известно о существовании трёх версий этой сказки – двух книжных редакций, различия между которыми микроскопические, и предшествовавшей им сокращённой журнальной редакции.
Первая книжная версия была опубликована в 1967 году. Вторая – в 1970-х годах, точная дата неизвестна. Различаются они, во-первых, именем короля, против которого восстал принц Бофаро в самом начале сказки. В первой версии имя короля – Аранья, во второй – Наранья. Причина замены достоверно неизвестна. Есть предположение, что это как-то связано с появлением в пятой книге сказочного цикла великанши по имени Арахна, чьё имя при определённом варианте транслитерации на испанский язык могло дать незапланированное сходство с именем короля Араньи.
Второе различие, столь же незначительное, касается восьмого королевского двора. Незадолго до финала сказки во второй книжной версии появляется упоминание вдовствующей королевы Раффиды, матери грудного младенца Тевальто, пожелавшей, как и прочие семь королей, избавиться от соперников, чтобы править единолично. При этом Волков добавляет сентенцию, звучащую в своей тривиальности несколько странно по нынешним временам, о том, что хитрый замысел Раффиды свидетельствует, что женский ум по части изобретательности не уступает мужскому. В первой книжной версии персонажи Раффиды и Тевальто отсутствовали.
Последнее известное различие между книжными версиями «Семи подземных королей» относится к возрасту юного короля Бубалы. В первой книжной версии его возраст составляет десять лет; во второй версии – шестнадцать лет. Любопытно, что в журнальной версии, вышедшей в 1964 году, приводится ещё один вариант возраста Бубалы: пятнадцать лет.
Впрочем, журнальная версия содержит ещё несколько небольших отличий от последовавших книжных редакций. Главным образом, разночтения касаются королевских имён. Сюжет в целом неизменен, но распределение действий между королями иное. Так, суд над Биланом в журнальной версии вершит король Барбедо, а не Ментахо. В сцене братания проснувшихся королей участвуют не привычные по книжной версии Арбусто и Ментахо, а Барбедо и Эльяна, и т.п. Этим же объясняется происхождение нестыковки возрастов, возникшее в книжных версиях, где Ментахо и Арбусто сначала описываются почти ровесниками, а потом упоминается, что Ментахо здоровяк в расцвете сил, в то время как Арбусто - дряхлый старец.
Вообще в журнальной версии присутствие королей Эльяны и Барбедо заметно отчетливей, чем в книжных редакциях, а роль Ментахо существенно скромнее.
Ещё одно маленькое отличие касается Фреда Каннинга. В заключительной фразе в книжных версиях Фред назван темноголовым мальчиком, в то время как в журнальной версии он «белокурый».
Также можно отметить, что первоначальный авторский замысел этой книги предполагал, что королей будет двенадцать. Учитывая, что срок царствования им отведён по месяцу, такой расклад был бы логичнее, поскольку позволял провести полный цикл смены королей ровно за год. К тому же число «двенадцать» хорошо соотносится с традициями сказочной и мифологической литературы (достаточно вспомнить сказку «Двенадцать месяцев», двенадцать подвигов Геракла, и т.д.). Однако Л.В. Владимирский предложил Волкову для удобства различения королей обозначить их цветами радуги - и, таким образом, сократить число монархов до семи. Волков в конечном итоге согласился, тем более что внесение ярких красок в блёклый сумрак подземелья, где проходит основная часть сказки, благотворно сказалось бы на восприятии сюжета читателями. Отсюда и появился в стране рудокопов знаменитый Радужный дворец, отсутствие которого в газетной версии «Урфина Джюса» отмечалось выше.
Остаётся добавить, что в этой книге автор впервые приводит фамилию Элли – Смит. В этой книге главная героиня получает предсказание от феи Рамины о том, что она больше не вернется в Волшебную страну. Таким образом, предполагалось, что «Семь подземных королей» станут последней книгой о Изумрудном городе.
В настоящее время регулярно переиздаётся только последняя книжная редакция «Семи подземных королей».

«Огненный бог Марранов»
Помимо ранней журнальной редакции, у этой книги существует только одна книжная версия, впервые опубликованная в 1972 году.
Сравнение с журнальной редакцией 1968 года не выявило существенных расхождений. Текст журнального варианта, как обычно, печатался в сокращении, но сюжет почти полностью совпадает с книжной версией. Изменена лишь очерёдность, в какой Энни и Тим посещают рудокопов и обнаруживают домик-фургон Элли. В журнальной версии эпизод с домиком следует после визита к рудокопам, а в книге автор переставил эту сцену на более логичное место – между встречей с Жевунами и приездом ребят в селение рудокопов.
Изменено описание внешности бывшего короля Ментахо: в журнальной версии упоминается «прядка седых волос», спадающая на лоб Ментахо; в книге фигурирует «прядка чёрных волос». Примечательно, что экс-король Барбедо - вероятно под влиянием рисунков Владимирского - назван в обеих версиях рыжеволосым, в то время как в сказке «Семь подземных королей» он неоднократно именовался лысым.
Важнейшим нововведением в этой книге было то, что вместо Элли в Волшебную страну отправилась её сестра Энни вместе со своим другом Тимом O'Келли. Хоть Волков и стремился сделать новую героиню максимально похожей на сестру, тем не менее, разница в их характерах ощутима. Многие читатели приняли новую героиню в штыки, хотя новые поколения, читавшее подряд все книги, относятся к Энни достаточно положительно. Но сама динамика постепенного развития мира Волшебной страны делала присутствие девочки из Канзаса на ключевой позиции сюжета всё менее и менее оправданным. К концу цикла Волшебная страна настолько окрепла, что главные герои несколько терялись на фоне происходящих событий.
В журнальной версии Энни несколько раз называет своего друга Тима полным именем «Тимофей». В книжной версии имя везде сокращено до привычного «Тим». (Впрочем, в отдельных книжных изданиях до сих пор можно встретить вариант «Тимофей» и даже «Тимоти», однако есть основания полагать, что причиной тому – редакторское вмешательство в текст, а не наличие нескольких авторских редакций сказки).
В книжной версии сцена, где Карфакс, покинув Урфина, улетает «навстречу верной гибели» в родную долину, завершается без раскрытия его дальнейшей судьбы. О том, что орёл уцелел и даже стал вождём племени, читатель узнаёт много позже, когда Карфакс появляется перед Энни и Тимом во время их перехода через Кругосветные горы. В журнальной версии счастливый поворот судьбы Карфакса сообщается читателю сразу, едва только орёл покинул Урфина.
В книжную версию не вошло «неэстетичное» уточнение болезни Марранов, охватившее армию в начале военного похода на Изумрудный город. Также был сокращён эпизод, где в журнальной версии Урфин по ошибке решил, будто раненый Карфакс желает быть погребённым заживо, а орёл в ответ надменно упрекнул Урфина в глупости.
«Огненный бог Марранов» любопытен ещё и тем, что, во-первых, фигурирующий в сюжете Повелитель Летучих Обезьян остаётся безымянным (хотя в последних редакциях «Волшебника Изумрудного города» Волков уже называл его Уоррой). Кроме того, в начале «канзасской» части Волшебная страна многократно названа Страной чудес. В остальных книгах серии этот эпитет почти не используется.
Во флешбеке излагается компромиссная версия измены Руфа Билана, относящаяся по хронологии к периоду книги «Урфин Джюс и его деревянные солдаты», но не совпадающая ни с одной из редакций той сказки. В старой версии «Урфина Джюса» Билана подбил на измену деревянный клоун, переброшенный Джюсом через городскую стену; в новой версии – филин Гуамоко; однако флешбек в «Огненного бога» сообщает, что на разведке в Изумрудном городе побывал клоун, а уговаривал Билана уже филин.

«Жёлтый Туман»
Здесь, как и в случае с «Огненным богом Марранов», известна ранняя сокращённая журнальная версия (1970 г.) и единственная книжная редакция сказки (1974 г.).
Основное различие между этими версиями касается образа великана Тилли-Вилли. В книге железному великану придали мальчишеский характер, показано его постепенное становление как личности, добавлены трогательные сцены его взаимоотношений со своим создателем – горячо любимым «папочкой Чарли». В журнальной версии Тилли-Вилли сразу преподносится как взрослый и мужественный рыцарь, Чарли Блек обращается к нему на «вы», а «родственные отношения» между этими персонажами не упоминаются.
Аналогичная замена касается и отношений Тилли-Вилли с механиком Лестаром. В книге Лестар выступает по отношению к юному рыцарю с позиций наставника и воспитателя; в журнальной версии механик называет Тилли-Вилли коллегой.
Небольшое отличие касается восприятия великаном Тилли-Вилли своего лица, которое по замыслу Чарли Блека изначально было сделано на редкость безобразным, дабы устрашить зловредную колдунью Арахну. В журнальной версии Тилли-Вилли стыдится своего облика, и после победы над Арахной рыцарю делают новое, приветливое лицо. В книге Тилли-Вилли наоборот считает себя исключительным красавцем, и замена лица ему без надобности. Речь Тилли-Вилли в книжной версии пестрит забавными морскими словечками, которых тот нахватался от моряка Чарли; в журнальной версии этот художественный приём не используется. В целом, язык журнальной версии «Желтого тумана» гораздо суше, а приключения героев излагаются намного схематичнее, чем в книге.
В журнальной версии дано полное название наград, полученных доктором Борилем из рук Страшилы, – два Ордена Трудового Почёта. В книге названия орденов не уточняются. Согласно журнальной версии гномы начали вести летопись только после усыпления Арахны. В книге дана более расплывчатая формулировка.
Любопытное отличие представляют собой фрагменты, относящиеся к Урфину Джюсу. В книжной версии подробно описан путь Джюса на родину после второго свержения, его тяжкие думы, перевоспитание, обнаружение и сожжение новой поросли живительных сорняков. Рассказано о посещении Урфина гномами, о его путешествии к Арахне, о переписке со Страшилой и изобретении способа очистки помещений от Жёлтого Тумана. Есть и финальный эпизод, когда Туман уже исчез, и Урфин хвалится перед филином Гуамоко своей прозорливостью.
В журнальной версии все эти эпизоды полностью отсутствуют. Урфин Джюс появляется в единственной сцене, сразу в пещере Арахны, и решение отказать ей в содействии принимает по всей видимости прямо на месте.
Особая путаница возникла в связи с присутствием при этой сцене филина Гуамоко. В книге филин во время визита Урфина к Арахне оставался дома, и Джюс потом пересказывал ему свой разговор с колдуньей. Однако книга по сей день переиздаётся с рисунком Владимирского, на котором Урфин в пещере Арахны изображён с филином на плече. В журнальной версии филин действительно присутствовал при этом эпизоде и даже одобрил скептические слова хозяина насчёт воинственных планов Арахны. Тем не менее, предсмертный вопль Арахны в конце журнальной редакции сказки – «Филин был прав!» – выглядит несколько странно, ибо участие филина в том диалоге было минимальным, а основные возражения Арахне высказал сам Урфин Джюс. В книге эта неувязка была устранена: Арахна бросается в пропасть с криком «Урфин был прав!»
Помимо журнальной и книжной редакций сказки в 1973 году в газете «Вечерняя Москва» были опубликованы четыре фрагмента из «Желтого тумана», предельно сокращённые и адаптированные для младшего возраста. Примечательно, что в этой серии публикаций история волшебника Гуррикапа скомпонована в единый эпизод, а не разделена на две части, послужившие, как известно, вступлениями к сказкам «Семь подземных королей» и «Желтый туман» соответственно.

«Тайна заброшенного замка»
Судьба последней, шестой книги сказочного цикла о Волшебной стране оказалась нелегкой. Если перипетии создания «Волшебника Изумрудного города» многократно и обстоятельно рассмотрены литературной критикой вплоть до мельчайших деталей, то история «Тайны Заброшенного замка» полна неясностей и вызывает самые невероятные предположения среди поклонников творчества Волкова. Однако несмотря на это шестая книга цикла о Изумрудном городе пока не удостоилась интереса маститых исследователей и является объектом исключительно фанатских споров.
В сказочном цикле о Волшебной стране «Тайна заброшенного замка» стоит особняком. Во-первых, Волков в ней заметно скорректировал характерный для предыдущих пяти книг сказочный жанр в сторону научной фантастики. В привычную уже атмосферу Волшебной страны с драконами и феями, гномами и великанами, чародейскими и рукотворными чудесами добавилась тема инопланетян, космических кораблей, межзвёздных перелётов, современной военной техники. Впрочем, тема техники всегда была близка Волкову – от деревянной пушки и восстановления Источника Усыпительной воды до Тилли-Вилли и механических мулов, которые для нас не менее фантастичны, чем звездолет пришельцев.
Во-вторых, стиль текста единственной книжной версии «Тайны» отличался заметной неровностью. Кроме того, в сюжете имелось огромное количество неувязок, местами настолько грубых, что трудно было поверить, что их мог допустить сам Волков. Так, в одной из глав автор словно забыл, что Волшебная страна окружена Кругосветными горами, открыв прямой доступ Урфину Джюсу к Чёрным камням Гингемы.
Всё это привело к появлению гипотезы о том, что «Тайну» на самом деле писал не Волков или, как вариант, что волковский текст остался не дописан и дорабатывался неким другим автором. В пользу этих гипотез говорил и тот факт, что вышла книжная версия «Тайны» только в 1982 году, через пять лет после смерти Волкова.
Само заглавие книги тоже вызывало вопросы: о какой тайне идёт речь? Тот факт, что в разрушенном замке Гуррикапа поселились пришельцы с другой планеты, известен читателю с самых первых глав, да и персонажи книги узнают об этом почти сразу. То, что заголовок «Тайна заброшенного замка» принадлежит Волкову, не вызывает сомнений: «Тайна» была единственной книгой серии, название которой анонсировалось непосредственно в тексте предшествующей ей сказки. Но может быть Волков имел в виду какую-то другую тайну?
Отношение к «Тайне заброшенного замка» в среде читателей тоже далеко неоднозначное: ни одна другая книга Волкова не вызывает настолько острой поляризованной реакции у читательской аудитории. У «Тайны» есть внушительное число преданных поклонников, влюблённых в эту книгу до глубины души или, как минимум, считающих её лучшей в творчестве Волкова. Многие фанаты «Тайны» при этом вообще не испытывают сколь-нибудь заметного интереса к предыдущими пяти книгам серии, считая их слишком детскими.
Сам контингент персонажей-инопланетян – господ-менвитов и рабов-арзаков, изображённых взрослыми, привлекательными мужчинами (которые целых семнадцать лет летели черти куда без женщин, выпивки и прочих культурных развлечений), в отличие от малорослых и несколько инфантильных жителей Волшебной страны, – делает «Тайну» популярной в среде поклонников романтических отношений, в том числе и слэшных. К тому же открытый финал книги и поднятые в ней социально-политические вопросы оставляют поклонникам немало пищи для размышлений над тем, что же на далекой планете Рамерии было дальше.
Сопоставима по масштабу и «группа неприятия» «Тайны заброшенного замка», считающая эту книгу самой неудачной в сказочном цикле, как правило, это люди старшего возраста. Оценки здесь варьируются от лютой ненависти до мягкой, но вполне однозначной антипатии к последней волковской сказке. Протест вызывает смешение жанров, тема инопланетных захватчиков, резкое осовременивание мира Волшебной страны, многочисленные неувязки, странное поведение отдельных персонажей (в частности, ряд читателей не принял Урфина Джюса в ипостаси чудо-огородника).
Вопрос об авторстве «Тайны» с давних пор волновал и «сторонников» и «противников» этой книги. «Противники» желали убедиться, что недочёты «Тайны заброшенного замка» лежат на совести неведомого второго автора и потому могут быть с полным правом отринуты читателем. «Сторонникам», напротив, хотелось получить подтверждение, что любимая ими книга – полноценное литературное произведение с именем подлинного автора на обложке, а не сомнительный результат трудов литературных негров.
Обеим группам казалось любопытным разыскать черновики Волкова. «Противники» надеялись найти там «настоящую шестую книгу», которая оказалась бы, по их оценкам, не хуже первых пяти книг. «Сторонников» интересовали дополнительные детали, которые помогли бы расширить мир «Тайны», объяснить имеющиеся в ней нестыковки и показать, как продвигалась работа автора над сюжетом, образами героев.
Однако черновики Волкова и его многотомные дневники согласно воле наследников писателя недоступны для широкой публики. Доступ к домашнему архиву Волкова получила только директор Томского музея Александра Волкова Т.В. Галкина. На основе изученных документов она выпустила монографию, посвящённую жизни и творчеству Волкова.
Сведения, содержащиеся в монографии Т.В. Галкиной, позволили поклонникам волковских сказок разыскать малоизвестную раннюю редакцию «Тайны заброшенного замка», опубликованную в сокращенном виде ещё при жизни Волкова в 1976 году в казахстанской газете «Дружные ребята», а также более ранний отрывок из «Тайны», публиковавшийся в той же газете в 1971 году под условным названием «Вторжение клювоносых». И эти редакции содержат существенные отличия от книжной версии.
Прежде всего, по изначальному замыслу Волкова, менвиты-инопланетяне должны были быть птицеголовыми, с клювами вместо носов. Таков облик менвитов в тексте 1971 года. К сожалению, «Вторжение клювоносых» представляет собой лишь небольшой фрагмент – четыре главы из середины повести. О содержании прочих глав той версии «Тайны» остаётся лишь догадываться. В имеющемся отрывке ни разу не упоминается второй инопланетный народ – арзаки. Остаётся неизвестным, придумал ли Волков арзаков позднее, или они присутствовали в неопубликованных главах.
Однако в редакции 1976 года авторская концепция выглядит иначе. Волков отказался от идеи птичьих голов. И менвиты, и появившиеся в тексте арзаки выглядят как обычные люди, только цвет лица у арзаков бледно-фиолетовый, а глаза менвитов большие и круглые. О различии в росте между арзаками и менвитами, упоминающемся в книжной версии, газетная редакция не сообщает.
В книжной версии 1982 года облик инопланетян ещё сильнее приближен к земным нормам: уже нет ни больших круглых глаз у менвитов (явного рудимента «птичьей» версии), ни фиолетового оттенка лиц арзаков, хотя он сохранился на некоторых иллюстрациях Л. Владимирского.
Второе заметное отличие касается миссии инопланетян на Земле. В книжной версии экипаж рамерийского звездолёта под командованием генерала Баан-Ну прибыл на Землю, чтобы завоевать всю планету и присоединить её к владениям Верховного правителя Рамерии Гван-Ло. Однако в редакциях 1971 и 1976 гг. задача, стоящая перед экипажем Баан-Ну, не столь амбициозна: звездолёт прибыл с разведывательной миссией.
Сюда примыкает третье важное отличие: в редакциях текста, опубликованных при жизни Волкова, у рамерийцев имелась достаточно оперативная связь с родной планетой. Как объясняется в версии 1976 года, менвиты использовали для связи особые лучи тяготения («лиос»), скорость которых в тысячу раз превышала скорость света. Это позволяло генералу Баан-Ну обмениваться с Рамерией так называемыми лиограммами, доходившими до цели за восемьдесят земных часов. В книжной версии связь с метрополией осуществляется через передатчик, с которого было отослано одно сообщение о непригодности Земли к освоению, и который был оставлен в Изумрудном городе, но информации о том, насколько он надежен и сколько времени идет сигнал, нет.
В редакции 1976 года за разведкой, проведённой на Земле отрядом генерала Баан-Ну, последовал старт с Рамерии целой завоевательной эскадры в составе девяноста шести звездолётов. Эскадра двигалась с околосветовой скоростью, соответственно её прибытие на Землю ожидалось через десять лет.
Таким образом, главная сюжетная угроза в версии 1976 года выглядела гораздо страшнее и притом логичнее, нежели в книге, где экипаж всего лишь одного звездолёта самонадеянно взялся за покорение целой планеты. Ещё одно существенное расхождение с книжной версией касается штурма рамерийцами Изумрудного города – операции «Страх». В книге главными защитниками Изумрудного города выступают гигантские орлы Карфакса, внезапно и по собственной воле вмешавшиеся в ход событий. В прижизненных редакциях «Тайны» вместо орлов действуют Летучие Обезьяны Уорры, призванные на подмогу Энни и Тимом по замыслу Страшилы. Три из четырёх глав «Вторжения клювоносых» повествуют о полёте Энни, Тима и Железного Дровосека на драконе Ойххо сначала к фее Стелле, а от неё – в Долину Летучих Обезьян, где посланцам Страшилы предстояло провести переговоры с Уоррой и склонить его на свою сторону.
Эти главы были практически полностью исключены из книжной версии повести, несмотря на то, что в них сообщается немало любопытных, хоть и не особенно важных фактов. Например, Летучие Обезьяны живут в своем княжестве, а знаком вызова в случае беды служит неувядающая роза феи Стеллы. Аналогичный отрывок в редакции 1976 года в целом придерживается текста «Вторжения», однако содержит несколько дополнительных отличий. В частности, сообщается, что фея Стелла ничего не может противопоставить Пришельцам и способна только укрыться от завоевателей в тайных пропастях гор (этот факт показывает, что волшебное искусство Стеллы совсем не так велико, как можно было предполагать по предыдущим волковским сказкам). Кроме того, добавлен краткий эпизод, в котором Тим посещает Марранов и играет с ними в волейбол.
К сожалению, как принято в газетных и журнальных публикациях, отдельные фрагменты редакции 1976 года даны в предельно сжатом пересказе. Так, буквально одной строкой сообщается о приключении, отсутствующем в тексте «Вторжения»: по пути в Долину Обезьян произошла схватка с Чёрными Коршунами; спасение дракону Ойххо и его пассажирам принёс серебряный обруч, сделавший их невидимками.
Столь же капитальному сокращению подверглось в редакции 1976 года описание боя Летучих Обезьян с вертолётами менвитов во время операции «Страх». Зато во «Вторжении» бой описан подробно и выглядит гораздо более жестоким, чем схожая сцена из книжной версии, где с вертолётами схватились орлы Карфакса. В эпизоде из «Вторжения» прямым текстом упоминаются полусожжённые трупы, горелое мясо, похороны погибших Обезьян в парке Изумрудного города.
Также следует отметить значимые расхождения в образах персонажей. Один из наиболее популярных героев книги, менвит Кау-Рук, в опубликованных главах «Вторжения» отсутствует, а в редакции 1976 года занимает гораздо менее значимое место в сюжете и по характеру не отличается от своих соплеменников.
В книге 1982 года Кау-Рук носит звание звёздного штурмана, является заместителем генерала Баан-Ну. Именно он проводит первую разведку на незнакомой планете – во главе отряда летчиков и арзаков осматривает замок Гуррикапа, похищает Энни, участвует в налёте на Изумрудный город в составе эскадрильи полковника Мон-Со, однако, не желая погибать и губить благородных орлов, самовольно уходит из боя, впрочем, не понеся за это никакого наказания. В финале книги Кау-Рук остаётся единственным менвитом, которого арзаки не усыпили, и соглашается помочь Ильсору вести звездолёт обратно на Рамерию, где арзаки надеются осуществить революцию поработителей. Но присоединиться к арзакам штурман отказался.
В редакцию 1976 года ни один из этих фактов не вошёл. Имя Кау-Рука упоминается вскользь в начале повести, а в финале его усыпляют наравне с другими менвитами. После чего Ильсор ведет от имени Кау-Рука обмен фальшивыми лиограммами с правительством Рамерии, пытаясь хитростью убедить метрополию развернуть военную эскадру и отказаться от захвата Земли. Примечательно, что Кау-Рук в этой переписке наделён уже званием генерала и командира всей базы.
Похищение Энни в редакции 1976 года осуществляет Мон-Со. Операцию «Страх» во «Вторжении» тоже проводит Мон-Со без всякого участия Кау-Рука. В целом, такой расклад выглядит более логичным, поскольку, при ближайшем рассмотрении представляется маловероятным, чтобы Кау-Рук, занимающий должность заместителя командира всей экспедиции и находящийся в звании полковника, был отправлен в боевую операцию под началом Мон-Со, равного ему по званию и низшего по должности. С другой стороны, менвитов было не так уж много, и Баан-Ну мог отправить в бой всех, не взирая на звания.
Вместе с тем фактическое отсутствие в газетной редакции привычного по книжной версии Кау-Рука вызывает закономерное сожаление. Образ звёздного штурмана, чья самостоятельность, непокорный нрав и натянутые отношения с начальником экспедиции заслужили симпатии многих читателей, является настоящей жемчужиной книжной версии «Тайны». Более того, без этого образа сказка приобретает неполиткорректный по нынешним меркам характер, едва ли не расистского свойства: получается, что все менвиты без исключения – отрицательные персонажи, а все арзаки поголовно положительные.
Впрочем, Кау-Рук не единственный персонаж, отсутствие которого в ранних редакциях кардинально меняет облик книги. Помимо звёздного штурмана в газетных редакциях отсутствует и Урфин Джюс.
В тексте 1976 года нет ни одной главы с участием Урфина – ни эпизода с телескопом, ни удивительных фруктов и овощей, ни Праздников Угощения, ни разведки Урфина в лагере Пришельцев, ни разрушения Чёрного камня, ни похищения изумрудов.
Сама тема изумрудов как средства против менвитского гипноза в ранних редакциях текста отсутствует начисто. И это неудивительно, поскольку никакого гипноза в газетных версиях тоже нет. Правитель Гван-Ло не является колдуном, порабощение арзаков менвитами произошло по иным причинам.
Основываясь на различиях редакций «Тайны заброшенного замка», поклонники творчества Волкова приводят многочисленные аргументы за и против относительно авторства того или иного фрагмента. Не вносят ясности и свидетельства людей, имеющих прямое отношение к А.М. Волкову и его книгам.
Художник Леонид Владимирский, двадцать лет проработавший вместе с Волковым и оформивший всю серию сказок о Волшебной стране, включая «Тайну заброшенного замка», подтвердил, что книга была закончена самим Волковым, но после смерти автора над «Тайной» «работали» другие люди. В другом интервью Владимирский уточнил, что доработку вела некая приглашённая писательница, однако имя её за давностью лет установить не удалось.
В Клубе Друзей Изумрудного города популярна была версия, что заканчивал «Тайну» сын Волкова. Другая гипотеза гласила, что доработку осуществил сам художник Владимирский. Однако обе эти версии были опровергнуты Владимирским; его вклад составляли послесловие к книге и иллюстрации, выполненные им по просьбе семьи Волкова в качестве уважения к памяти писателя, чтобы вся сказочная серия оказалась оформленной в едином ключе.
Высказывалась также гипотеза, что доработать «Тайну» мог писатель К. Найманбаев, главный редактор издательства «Жалын», куда могла быть выслана рукопись «Тайны» после публикации в газете «Дружные ребята». Но это предположение не подтвердилось, поскольку К. Найманбаев писал только на казахском языке.
По свидетельству внучки Волкова, К. В. Волковой, «Тайна заброшенного замка» действительно была закончена самим Волковым, а редакторскую правку, как и в предыдущие его книги, вносила А.И. Стройло, известная детская поэтесса. Однако предположение о том, что вклад А.И. Стройло в работу над «Тайной» мог быть значительным, вплоть до изменения сюжетных линий, К.В. Волкова отвергла. Возможно, имела место обратная ситуация – опытный редактор Стройло из пиетета к памяти умершего писателя ограничила свою правку только самым необходимым, из-за чего возникли стилистические и логические нестыковки. Никто не может сказать, какая доля редакторского труда вложена в книги Волкова, однако мы должны заметить, что на наш взгляд и первые издания "Волшебника Изумрудного города", и прижизненные редакции "Тайны заброшенного замка" в литературном плане сильно уступают своим "официальным версиям".
Среди поклонников творчества Волкова бытует также точка зрения, что вмешательство в текст со стороны других авторов не могло иметь места в принципе, поскольку в противном случае фамилии этих авторов стояли бы на обложке книги рядом с фамилией Волкова. Стилистическая же несхожесть, логические неувязки и контраст книжной версии с газетными редакциями могут объясняться тем, что Волков, дописав текст в целом, всё же не успел его в достаточной мере «отшлифовать», а от ряда черновых идей просто отказался по ходу работы. С другой стороны, в предыдущих книгах Волков никогда не убирал персонажей, которых он упомянул, а в "Тайне заброшенного замка" произошли существенные сокращения. Но опять же, отдельные эпизоды пришлось убрать, например, полет Энни и Тима в Розовую страну и в княжество Летучих Обезьян – ведь Изумрудный Город в итоговой редакции защищали гигантские орлы и в Обезьянах не было надобности.
Однако гипотеза о доработке книги самим Волковым не вполне укладывается в хронологию. Известно, что в конце жизни Волков тяжело болел и, по словам К.В. Волковой, уже ни в какой форме не мог продолжать литературную деятельность. Учитывая, что умер писатель в середине 1977 года, времени на превращение редакции 1976 года в последующую книжную версию у него практически не оставалось. Хотя есть некоторая вероятность, что автор послал в издательство более-менее готовый черновик, а сам продолжил работу над основным текстом.
Как бы то ни было, на взгляд многих читателей, "Тайна заброшенного замка" остается одной из самых популярных книг А.М. Волкова, логичным завершением цикла о Изумрудном городе, переходом от сказки к фантастике, от детства к юности.

Заключение:
Александр Волков никогда не боялся переделать свой текст, если находил его неправильным или недостаточно хорошим. Мелкие правки вносились в каждое издание; иногда текст менялся очень сильно, а от первоначальных вариантов не оставалось почти ничего. Леонид Владимирский следовал тому же принципу работы – он дополнял иллюстрации, добавляя новые детали. Работа Александра Мелентьевича осталась незаконченной: последняя, шестая книга - "Тайна заброшенного замка" - вышла в печать уже после смерти автора. И мы можем только гадать, какой бы она была при авторских правках, и благодарить Волкова за его чудесные книги, без которых наше детство было бы, наверное, скучнее.

Список литературы:
Владимирский Л. В. «Будем путешествовать вместе»: [Интервью художника-иллюстратора журналу «Мир фантастики»] // «Мир фантастики», 2005, № 11.
Галкина Т. В. «Незнакомый Александр Волков в воспоминаниях, письмах и документах» / Т. В. Галкина ; Том. гос. пед. ун-т. – Томск : [Изд-во Том. гос. пед. ун-та], 2006. – 268 с.
Латова Н. В. Удивительные приключения «Волшебника страны Оз» в России // Детская литература – 1995 – № 1-2.
Латова Н. В. «Чему учит сказка? (О российской ментальности)» // Общественные науки и современность. 2002. № 2. С. 180-191.
Митрохина К. Две такие разные волшебные страны. Приключения Дороти Гейл в Советском Союзе // «Первое сентября», 2001, № 82.
Нагибин Ю. Рецензия на книгу: Волков А. Волшебник Изумрудного города. М.; Л.: Детиздат, 1939. 124 стр. Тираж 25 000 // Детская литература. 1940. № б. С. 60-61.
Петровский М. Правда и иллюзии страны Оз // Петровский М. Книги нашего детства (2-е изд.). СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2006.
Рахтанов И. А. Рассказы по памяти. М., 1966.
Черницына М. «Покидая Изумрудный город» // «Караван историй», 2011, № 4.

@темы: "Волшебник Изумрудного Города" (книга), "Жёлтый Туман", "Огненный бог Марранов", "Семь подземных королей", "Тайна заброшенного замка", "Урфин Джюс и его деревянные солдаты", Александр Волков, информация о каноне, обсуждения и теории

Комментарии
2014-01-22 в 20:59 

Neptune Lonely
I feel Music like Water (c) Inoran
спасибо, дорогой автор, за весьма наблюдательную аналитику! Особенно, про слонов зацепило - быть может, АМВ счёл, что советские дети в большинстве своём не видели слона и не смогут представить себе его размеры... %)) впрочем, с буйволами, наверное, была та же фигня, но чуть ближе к народу... ))

очень хотелось бы прочесть первую рецензию, которая упоминается в вашем списке, а именно: Нагибин Ю. Рецензия на книгу: - нет ли у вас, случайно, полного её текста?
(пишу дипломную работу по "ВИГ")

2014-01-23 в 01:31 

Liquidator
Neptune Lonely, спасибо за отзыв)
Насчёт слонов — загадка... Представление о них советские дети могли иметь хотя бы по книжкам... всё-таки слон в детской литературе довольно популярный зверь.
Я скорее склоняюсь к мысли, что слоны, будучи в подчинении царя зверей Смелого Льва, могли дать решающее военное преимущество положительным героям. Т.е. легко затоптали бы дуболомов, Марранов, в результате чего сказка просто рассыпалась бы...

Полного текста рецензии Нагибина у меня, к сожалению, нет... Есть ли отрывки из неё, которые процитированы в книге Т.В. Галкиной "Незнакомый Александр Волков в воспоминаниях, письмах и документах".

2014-01-23 в 12:41 

Neptune Lonely
I feel Music like Water (c) Inoran
Liquidator, в общем-то, логично и то, что в стране, населённой лишь маленькими человечками, слоны были бы чересчур большими и чувствовали бы себя, как в посудной лавке Х-))

что-то я не могу найти текста этой книги в сети, не поможете? Или вы читали в библиотеке? %)

2014-01-23 в 12:46 

Liquidator
Neptune Lonely, полного текста в сети, по-моему, нет... Но главы этой книги, касающиеся Волшебной страны, я когда-то оцифровывал и выложил здесь: izumgorod.borda.ru/?1-4-0-00000014-000-0-0-1339...

2014-01-23 в 13:13 

Neptune Lonely
I feel Music like Water (c) Inoran
Liquidator, ага, вижу, спасибо большое! Думаю, пригодится. )) Чем больше источников, тем лучше! =)
:friend:

кстати, я там видел в дискуссии что-то про нашу почту - если ещё есть сейчас какие-то вопросы, можете спросить у меня, я там работаю.

2014-01-23 в 13:29 

Liquidator
Neptune Lonely, :friend:
Спасибо) ну, почтовые проблемы вроде решились благополучно))

   

Мир Волкова

главная