Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:21 

«Изумрудный дождь»: тайна заброшенного текста

tramarim
Боевой Заяц. Кусаюсь до последнего патрона.
«Изумрудный дождь»: тайна заброшенного текста
Автор: tramarim
Бета: tiger_black
Форма: аналитическая статья
Пейринг/Персонажи: —
Категория: джен
Рейтинг: G
Размер: 2739 слов
Примечание/Предупреждения: канон - Ю. Кузнецов “Изумрудный дождь”
Статья написана на челлендж второго левела ФБ-2013


«…Боже, все так просто!
Что же все так грустно!..»

Михаил Щербаков


«Изумрудный дождь» – повесть Юрия Кузнецова, задуманная как номинальное продолжение шестой, самой спорной книги Александра Волкова «Тайна заброшенного замка». Практически все действие (за редким исключением) происходит не в Волшебной стране, ставшей уже привычной для читателя, а на далекой планете Рамерии.
Гостем из Большого Мира здесь является мальчик Кристофер (Крис) Талл, сын Элли Смит. Как когда-то его мама и тетушка Энни, он отправляется в Волшебную страну на помощь друзьям, с которыми, правда, не знаком, но о которых много слышал. После череды приключений Крис оказывается на Рамерии (произволом автора семнадцатилетнее космическое путешествие сократилось до нескольких минут полета по волшебному тоннелю между планетами). Там мальчик разгадывает тайны древнего города, знакомится с вождем арзаков Ильсором и звездным штурманом Кау-Руком и, наконец, принимает посильное участие в организации ментального воздействия на местное население (менвитов) с целью позитивной реморализации последних.

Сказка вне возраста
Книга вызывает у читателей весьма неоднозначные эмоции. С одной стороны, она достаточно остросюжетная, с другой – примитивная и наивная. Складывается впечатление, что автор до самого финала так и не смог определиться, для какой же аудитории он пишет. Продумав достаточно серьезную приключенческую канву сюжета и оригинальные технические решения, он запоздало спохватился, что книга предназначена, в том числе, и для весьма юных читателей. И в результате – сгладил все острые моменты, порой сведя их к полной плоскости, а также чрезмерно щедро, иногда до стадии неудобоваримости, разбавил повествование некрасивыми натяжками и детским юморком.
Получилось… то, что получилось. Если бы изначально «Изумрудный дождь» относился к категории «для младшего дошкольного», к книге было бы намного меньше вопросов и претензий со стороны читателей. Но сложность восприятия повести состоит еще и том, что в «дошкольные» рамки она тоже не укладывается. Неумение выдерживать возрастную грань сильно подводит автора. Текст прыгает кардиограммным зигзагом от «несмешно-скучно» до «остро-интригующе» и обратно. Примеры этому можно приводить, начиная с самой первой главы.

«….В Волшебной стране в этот день во дворце правителя Изумрудного города Страшила Мудрый увлечённо изучал очередной раздел энциклопедии на букву «Й». Он наконец уговорил ворону Кагги-Карр испробовать чудесное лекарство – йод.
Ворона совсем недавно поцарапала клюв, когда пыталась ухватить кусочек стекла. Он блестел, как солнечный зайчик, а оказался колючим, как ёжик. Кагги до сих пор было больно сказать «Карр».
Страшила взял маленькую деревянную палочку, обмотал ваткой и обмакнул в йод. Но только он хотел помазать вороне клюв (так делают ребятам, когда они обрежут палец или наступят, шлёпая босиком, на стекло), как вдруг в комнате раздался странный звук, похожий и на скрип, и на кашель одновременно.
– Неужели йод действует даже на расстоянии? – подумал Страшила Мудрый.
– Нет уж, не буду я лечиться, если сам Страшила кашляет от одного запаха! – решила Кагги-Карр.
Они посмотрели друг на друга.
– Это ты сказала «Стрр»? – спросил Страшила.
– Нет же, ты сам сказал «Кхх»! – возразила ворона….»



Несколько минут спустя эта откровенно детская, во многом раздражающая более старшего читателя несерьезная сценка смазывается резко диссонирующим с ней инопланетным посланием, трагической смесью предупреждения и прощания.

«…Из приёмника сквозь глубины космоса чуть слышно доносился голос:
– Беллиорцы из Волшебной страны! Беллиорцы из Волшебной страны!
Усыпительная вода не подействовала на менвитов. У них оказалось слишком много бриллиантовых украшений. Нам грозит смерть у Чёрных камней в Рамерийской пустыне. Изумрудов на всех арзаков не хватит.
Прощайте, друзья! Прощайте, братья!
Вождь арзаков Ильсор, штурман Кау-Рук.
Это тревожное сообщение так потрясло слушателей, что они сначала не могли вымолвить и слова….»


После подобных кульбитов повествование с завидной регулярностью возвращается в прежние «младшие» рамки. Попытки одновременно угодить читателям из разных возрастных категорий носят весьма благородную цель – удержать текст в жанре детской сказки. Выглядят они неуклюже, не всегда естественно, но, как ни странно, исправно работают на поставленную задачу. Кузнецову удается строить местную жизнь по законам волковского волшебного мира. Увы, иногда он так старается, что это происходит в ущерб качеству повествования.

Тысяча мелочей
Мягко говоря, не украшают произведение фактические ошибки и мелкие нестыковки с местами действия, названиями и событиями гексалогии, которую Кузнецов взялся продолжать. Они немногочисленны, но неприятны.
Так, например, жутковатый титул «Фея Убивающего домика», который дали Элли в Голубой стране после гибели колдуньи Гингемы (см. «Волшебник Изумрудного города»), трансформировался в «Фею Падающего домика». Второй вариант, конечно, более мягкий и детский, но точности и уважительного отношения к первоисточнику все-таки никто не отменял.
Также автор по непонятным причинам именует Пещеру, в которой заблудились Элли и Фред (см. «Семь подземных королей»), знаменитой Мамонтовой пещерой. Это выглядит довольно-таки безграмотно, ведь у Волкова неоднократно подчеркивается, что ребята отправились в путь в штате Айова, а Мамонтовая пещера расположена в совершенно другом американском штате – в Кентукки.
Время полета звездолета от Беллиоры (Земли) до Рамерии у Кузнецова сокращается без малого в два раза, с семнадцати до девяти лет. И если в первом варианте книги, изданном в 1991 году, еще делаются какие-то попытки обосновать пространственно-временной феномен, то в более позднем издании (1993 года) он преподносится как данность, без ссылок и объяснений, что серьезно озадачивает скрупулезного читателя. Известно (см. статью «Просто он работает волшебником», автор А. Солеников), что в 1993 году, готовя повесть к переизданию, Кузнецов в рамках борьбы с техницизмами сократил в тексте некоторые излишне «научные» моменты. Пошло ли это на пользу повести в целом, сказать сложно, но количество неясностей увеличило однозначно.
Нарекания вызывают и некоторые «нововведения». Так, по сюжету, активное участие во всех приключениях героев принимают ушастые представители рамерийской фауны, ранвиши. Название зверьков автор перевел как «неуловимые», чем опять же возмутил наблюдательных читателей. (Согласно первоисточнику Волкова название «Неуловимый» – «Диавона», носит звездолет пришельцев). Впрочем, многие поклонники «Изумрудного дождя» никакого несоответствия не видят, апеллируя к синонимическому ряду и диалектной разнице.
Ранвиши, они же «пушистые», как персонажи заслуживают отдельного разговора. Это существа, согласно описанию, «похожие немного на кошек, немного на белок, с длинными пушистыми хвостами и большими квадратными ушами». По сюжету, они необычайно умные зверушки, обладающие телепатическими способностями и перманентно выручающие своих друзей-людей из трудных ситуаций. Ранвишам впору приписать все признаки мерисьюшности, но делать этого почему-то не хочется. Возможно, потому, что эти персонажи не только разумны, но еще симпатичны, обаятельны и очень оживляют сюжет, несмотря на «неправильность» их названия.
В дальнейших произведениях Кузнецов предпочел придерживаться жанра научно-фантастической литературы. Его произведения, даже такие, как «Пленники кораллового рифа» или «Жемчужина Халиотиса», можно только очень условно назвать продолжением рамерийского цикла. Сюжет не выдержал баланса со «сказочной» составляющей, и от оригинала здесь остались только имена персонажей, да и то не все. Более того, от увлечения автором научной стороной дела заметно пострадало даже описание мест действия. В каждом новом произведении оно приобретает все более упрощенный характер.
Если же говорить об «Изумрудном дожде», то здесь изображенный Кузнецовым практически штрихами серебряный мир неизведанной планеты получился вполне жизнеспособным, со своей географией, историей, экологией и прочими приятными моментами. Зато, к огромному разочарованию читателей, в повести предельно скупо отображена социальная сторона рамерийского общества как до изумрудного дождя, так и после этого судьбоносного для планеты события.

Как льется изумруд?
О «научной составляющей» повести «Изумрудный дождь» следует поговорить отдельно. Сама идея оригинальна и замечательна. но автор, перестаравшись с разъяснениями, дает чрезмерно подробное описание действия, которое сбивает с толку и только запутывает ситуацию. В качестве примера можно взять описание технологии создания изумрудного дождя. Едва ли не треть книги главные герои (все без исключения, и ранвиши в том числе) вслух строят версии, как же донести волшебные свойства изумрудов до населения планеты с наибольшим эффектом. Здесь предлагаются самые разнообразные варианты. Начиная с измельчения камня и изготовления из него стекла, дабы сквозь него менвиты смотрели на мир и менялись к лучшему, и заканчивая собственно самим «изумрудным дождем» – высвобождением из камней реморализующего излучения с помощью лазерных пушек. «Изумрудный дождь» в данном случае, конечно, не реальное природное явление, а только красивая метафора.

«…Это будет дождь, изумрудный дождь, который вымоет всю Рамерию. Он смоет жадность, злобу, воинственность, скверное отношение к природе: к лесам и лугам, к деревьям и травам, к птицам, рыбам и другим животным. Тогда, наконец, менвиты станут добрыми, арзаки – свободными, и все вместе будут любить и беречь свою планету…»

В итоге, при прочтении одна версия накладывается на другую, и ближе к финалу читатели просто теряют нить рассуждений и начинают путаться в догадках, что же реально предлагалось сделать. Не удивительно, что в итоге многие восприняли этот искусственный дождь буквально. То есть как измельчение изумрудов в мелкодисперсную пыль со всеми причитающимися последствиями для населения планеты (берилловая пыль крайне опасна для органов дыхания), хотя на самом деле речь шла совершенно о другом процессе. Как нетрудно догадаться, симпатий к книге это не прибавило.
На самом деле все объяснялось гораздо проще, но Кузнецов так и не решился назвать «волну», «квант», «фотон» и пр. своими именами и хотя бы в общих чертах, на детском уровне объяснить, что это такое, предпочтя «изумрудную пыль» со всеми вытекающими отсюда ассоциациями. (Хотя, по логике вещей, имеет смысл задуматься, как изумрудов, поместившихся всего в одной сумке, могло хватить для «опыления» всей территории немаленькой планеты?)
В повести же речь идет о волновом излучении (пусть и сказочного свойства), при помощи лучевых пушек и скалы-транслятора распространенном на всю Рамерию. В итоге получился оптический эффект в виде зеленого свечения (т.н. «изумрудной зари»), а также антигипнотический и психологический, лишивший менвитов возможности и желания как гипнотизировать, так и эксплуатировать аразаков. Ничего особенного, механизм облучения укладывается в рамки школьного курса и при надлежащем изложении, с поправкой на сказку, вполне доступен даже для весьма юного читателя. (Тот же Волков, не особо углубляясь в термины, прекрасно разъяснил, что такое гипноз, анабиоз и лучевое оружие). Однако Кузнецов, издали и постепенно подходя к нужной версии, увлекся и максимально усложнил понимание происходящего.

Краткость – сестра таланта и мачеха повествования
В целом подача авторского текста вообще вызывает серьезные претензии. Если в передаче научной части Кузнецов перестарался с подробностями, то остальному повествованию подробностей катастрофически не хватает.
Иногда во время чтения складывается впечатление, что вместо повести мы видим ее краткий пересказ, причем излагаемый не самым умелым рассказчиком, отчего смазывается весь эффект. Происходящие события подаются писателем так, словно он создавал свое произведение, руководствуясь исключительно тем соображением, что краткость – сестра таланта.
С другой стороны, при чрезвычайно внимательном и вдумчивом прочтении (есть и такой въедливый тип читателей с несоизмеримо богатой фантазией, обожающих додумывать самим то, что им недорассказали) в тексте можно обнаружить многое из того, что автор подразумевал, но не захотел об этом подробно распространяться и все расписывать. И интриги, и опасности, и приключения, и соответствующие переживания персонажей по этому поводу.
Чего стоит, например, кража изумрудов из запертого сейфа генерала Баан-Ну. Или путешествие героев под землей, по лабиринту древних, полуразрушенных катакомб, без карты и снаряжения, исходя из просчитанного «на пальцах» маршрута, с единственным компасом на всех. Есть в сюжете и побег, и эпизоды погони. Есть интригующие секреты библиотеки заброшенного города и древние легенды.
Таким образом, при пристальном рассмотрении совершенно детская, если не сказать «детсадовская», на первый взгляд, книжка превращается в хитроумную шкатулку с секретом (да-да, с двойным дном!), в которой, если постараться, можно найти массу любопытного. Хотя, положа руку на сердце, автор сделал все возможное, чтобы подобного желания у читателя ни в коем случае не возникло.
Так обстоятельства отправки тревожного послания и вообще возвращения звездолета «Диавона» на Рамерию покрыты мраком неизвестности.

«…Ещё на корабле Баан-Ну решил после прибытия на Рамерию арестовать и допросить всех арзаков. Однако после приземления арзаки вместе с Ильсором, слугой генерала, исчезли, как будто знали о намерениях менвитов….»

Это, собственно, все. Вместо подробного описания событий (явно непростых и достаточно интригующих) – сплошные туманные намеки.
Упомянутое нами выше описание путешествия по весьма опасному подземному лабиринту укладывается в книге аккурат в десяток строчек.

«…Уже через час они отправились в путь. Впереди шёл штурман, сверяя направление их движения со стрелкой компаса. За ним шагал Крис. Ильсор замыкал группу. Рамерийцы старались таким образом уберечь мальчика от непредвиденной опасности. Ранвиши бежали по сторонам и немного впереди Кау-Рука, обращая его внимание на препятствия и провалы. Так они двигались очень долго, стараясь не очень отклоняться от выбранного направления. Но всё равно приходилось поворачивать то налево, то направо, а иногда и возвращаться назад из тупиков. Несколько раз они останавливались, чтобы немного подкрепиться и отдохнуть.
Наконец штурман решил, что необходимое расстояние пройдено, и пора искать выход на поверхность….»


Некоторые многообещающие сюжетные линии повести оказались банально слиты и сведены к нулю. Так ближе к финалу штурман Кау-Рук идет на рискованный шаг: он добровольно сдается в руки врагов, чтобы донести до Верховного правителя Гван-Ло дезинформацию о якобы планирующемся нападении армии беллиорцев на Рамерию. Остроту ситуации придает тот факт, что, согласно первоисточнику (см. «Тайна заброшенного замка»), Гван-Ло, кроме прочего, еще и могущественный колдун, в совершенстве владеющий техниками ментального воздействия на человека. Однако читатель, рассчитывающий увидеть опасную игру-поединок в стиле «обмани колдуна!», окажется разочарован до крайности. Весьма нетривиальный и перспективный ход так и не получит надлежащего развития. Ситуация разрешится банально и плоско, как в старом анекдоте про чукотскую подводную лодку: «Я постучал, а они открыли».
Оставлять простор для фантазии – дело, со стороны автора, конечно, нужное и полезное, однако Кузнецов порой откровенно злоупотребляет данным приемом. Постоянное домысливание за автора, что же он хотел рассказать, в итоге начинает заметно раздражать и утомлять читателя.

Почти как в сказке!
Говоря о плюсах повести, следует отметить, что при всех недостатках, несмотря на перенос места действия на Рамерию и весьма косноязычное изложение происходящего, Юрий Кузнецов каким-то образом сумел выдержать и передать общий добрый настрой, который так характерен для книг Волкова. Герои «Изумрудного дождя» не предают своих в погоне за властью, богатством или могуществом, а просто и честно стараются изо всех сил, чтобы добро победило. Иногда это выглядит наивно, иногда – сказочно.
Повесть, как мы уже отмечали, начинается с радиограммы, в которой рамерийцы с риском для жизни (подробности неизвестны, но обстоятельства как бы сильно намекают) пытаются предупредить своих беллиорских друзей, что случилась беда. Просить о помощи в данной ситуации просто бессмысленно: планеты разделяет энное количество световых лет. Впрочем, жителей Волшебной страны данный факт не смущает, чтобы помочь своим друзьям, они способны на многое, а у волшебства вообще нет границ.
Проблемы лучше решать всем миром, и традиционно Страшила Мудрый зовет в союзники людей из-за гор. В Изумрудный город отправляется Крис, сын Элли. Однако веселое приключение вдруг оборачивается весьма жутковатой стороной. Колдовская сила Черного Камня забрасывает Криса на Рамерию. Теперь помощь требуется уже ему самому.
Рамерийцы, со своей стороны, тоже не остаются в долгу. К вождю арзаков, Ильсору, скрывающемуся на руднике от менвитской полиции, прибегает ранвиш с загадочной табличкой. Информации крайне мало, в основном, слухи и догадки, однако арзак, забыв о собственной безопасности, бросает свое убежище, угоняет вертолет и летит разбираться, что же произошло.
Звездный штурман Кау-Рук от своего сотрудничества с мятежными арзаками «Диавоны» получил только неприятности: арест и тюремное заключение. С большим трудом он сумел доказать менвитским властям свою невиновность. Вроде бы, подобный опыт – это серьезный повод ни во что не вмешиваться в будущем. Контакты с разыскиваемым арзаком и пришельцем-беллиорцем чреваты для штурмана сами серьезными последствиями. Однако Кау-Рук бросает свою уже наладившуюся спокойную жизнь и уходит вместе с Ильсором выручать попавшего в беду Криса.
И вот уже все вместе друзья изобретают сказочную технологию изумрудного дождя… Как-то даже не вызывает сомнений, что они ее изобретут, создадут и успешно применят, несмотря на злые происки могущественных врагов. И все закончится хорошо. Как и положено в доброй сказке.

Эпилог
Полуоткрытый финал: хэппи-энд или антиутопия?
Так чем же завершается книга? Оставленный читателю простор для фантазии в финале позволяет делать разнообразные выводы и прогнозы. Самый демократически-оптимистичный: менвиты, под влиянием изумрудного излучения лишившиеся возможности гипнотизировать арзаков и серьезно пересмотревшие свои морально-этические приоритеты, отказались от статуса избранного народа, искоренили рабство и стали почетными строителями равноправного общества. Именно такой ход событий активно подразумевается с учетом дальнейших продолжений повести, где рамерийское мироустройство описано в красках прогрессивного будущего «Мира Полудня» Стругацких.
Увы, далеко не все читатели настроены так позитивно, как автор, да и предпосылки для антиутопически-пессимистичных прогнозов в произведении тоже имеются. По сюжету, излучение подействовало не на всех «избранников». Так что не исключено, что освободившиеся от рабства арзаки, пользуясь ситуацией, возьмут курс на репрессивную политику в отношении своих прежних хозяев. Инакомыслящих менвитов, отобранных по принципу «кто не все, того накажем», отправят в специализированные резервации перевоспитываться. (В финале использование подобных изолирующих мер вскользь упоминается в разговоре героев). Нетрудно догадаться, какие ассоциации этот ход вызвал у тех, кто вырос на постсоветском пространстве. Хотя есть подозрения, что варианта подобного развития событий Кузнецов в книгу не закладывал, а он возник как побочный эффект размышлений читателей, привыкших на всем протяжении повести додумывать, что же на этот раз имел в виду автор.
Резюмируя сказанное и отметив все плюсы и минусы текста, можно сказать, что Юрий Кузнецов честно пытался выдержать жанр «Тайны заброшенного замка», эдакой загадочной смеси сказки и научной фантастики. Вот только воссоздать на Рамерии Волшебную страну оказалось весьма непросто, и автор элементарно не справился с поставленной задачей, кидаясь из крайности в крайность.
Из-за этого, увы, творческие удачи повести закончились на уровне замысла. Сюжетно произведение имело все шансы стать достойным продолжением если не всей гексалогии, то, как минимум, ее шестой части. К сожалению, чудесные и весьма оригинальные идеи оказались непоправимо испорчены несерьезным, непродуманным и порой почти схематичным исполнением. В итоге читатели получили любопытную, но незамысловатую приключенческую книжицу, интересную, в основном, фанатам-рамеристам (и то, как показывает практика, далеко не всем) да детям младшего возраста. Повесть так и осталась малоизвестной, и, не получив признания, несколько лет спустя после выхода в свет оказалась, по сути, заброшенной и забытой, как древний замок Гуррикапа. Что, несомненно, прискорбно.


Список литературы

Волков А. «Волшебник Изумрудного города»//Издательский дом "Нева" Санкт-Петербург - 2004
Волков А. «Семь подземных королей»//Издательский дом "Нева" Санкт-Петербург - 2004
Волков А. «Тайна заброшенного замка»//Издательский дом "Нева" Санкт-Петербург - 2004
Кузнецов Ю. "Изумрудный дождь" //издательство "Нюанс" - 1991
Кузнецов Ю. "Изумрудный дождь"// издательство "Нюанс" - 1993
Солеников А. «Просто он работает волшебником», статья // "Северный край", №115, 2006, 14 января

@темы: продолжения цикла от других авторов, информация о каноне, Кау-Рук, Ильсор, "Тайна заброшенного замка"

Комментарии
2013-11-27 в 22:24 

Glaubchen
Мы не ищем легких путей. Нам лень...
tramarim, ааа! Это твое! :hlop::hlop::hlop:

2013-11-27 в 23:44 

tramarim, здорово! Мне казалось, я читала это на ФБ, но там не было так жестко, или просто, так запомнилось?

2013-11-29 в 23:41 

MigaJC
tramarim, Статья прекрасна...

2016-04-02 в 20:23 

Рамира
В конце концов, всё будет хорошо. А если пока не хорошо, то это ещё не конец.
Спасибо за интересную статью!

   

Мир Волкова

главная